Русские во Франции — что нужно знать, к чему придётся привыкать и дорого ли жить в этой стране

Легко ли адаптируются русские во Франции?

Добрый день друзья!
Хочу рассказать вам сегодня, как живут русские во Франции. Есть ли плюсы в иммиграции и какие возможности у «наших» есть во Франции. Давайте поговорим, каково в Париже, где можно пообщаться с соотечественниками, и что ждет эмигранта.

Из этой статьи Вы узнаете:

Из этой статьи Вы узнаете.

Жизнь эмигранта во Франции: реальность

Приехать во Францию на ПМЖ – это выбор многих людей, которые хотели бы пожить полноценной жизнью в Европе. Увы, только в Европе сегодня можно найти многие ценности, так необходимые для человека, а именно – свободу самовыражения, свободу слова, понимание, толерантность, если вы отличаетесь от других. Так что неудивительно, что приехать во Францию на ПМЖ – выбор большого количества успешных граждан. Кроме того, не все приезжают по своему желанию, некоторым требуется потом ещё и защита от экстрадиции. Франция является популярной страной для того, чтобы попросить здесь политического убежища, если вас преследуют на родине.

Какова же она, настоящая жизнь эмигранта? Кому-то эта жизнь рисуется излишне сладкой – там, за рубежом, и сахар слаще, и жизнь сытнее, и все будут чрезвычайно рады, если я туда приеду. Кто-то, наоборот, опасается эмиграции из боязни навсегда остаться непонятым в среде чужих по национальному духу и по мировоззрению людей. Расскажем о жизни эмигранта во Франции без прикрас, чтобы вы заранее знали, что вас ожидает и к чему вам нужно будет приспособиться.

Кроме того, не все приезжают по своему желанию, некоторым требуется потом ещё и защита от экстрадиции.

Трудоустройство для иностранцев

Показатель безработицы в Франции очень высок. Но это относится далеко не ко всем сферам деятельности. Есть и такие, в которых постоянно требуется рабочая сила. Это:

  • строительство,
  • телекоммуникационные услуги,
  • рестораны,
  • отдельный бизнес.

В стране также дефицит квалифицированных переводчиков, лингвистов со знанием английского и восточных языков. Легко найдет работу и получит возможность жить тут опытный секретарь со знанием нескольких языков.

Представителям этих профессий гораздо проще получить ВНЖ.

В большинстве своем коренные жители выходят на пенсию в 65 лет, шахтеры и военнослужащие гораздо раньше.

Привычка первая. Стесняться самовыражения.

Иными словами, держать себя в определённых рамках. Например, на работе, как правило, люди привыкают делать серьёзное лицо, привыкают к одинаковым для всех типовым рабочим местам, к одинаковым костюмам. Граждане России ходят по улицам с хмурым и недовольным выражением лица, граждане США – с “голливудской улыбкой”. По большому счёту, разницы никакой, потому что и то и другое является стремлением “быть как все” и боязнью показать, какой вы есть на самом деле. Во Франции вы можете ходить на работу в таком виде, в каком вам комфортно. Вы можете обставить своё рабочее место так, как вы бы обставили его дома. Заходя в транспорт, вам не нужно делать агрессивное лицо или натягивать вымученную улыбку. Можете хмуриться – этим никто не оскорбится, можете улыбаться своим мыслям – никто не подумает, что вы не в своём уме. Переехав во Францию на ПМЖ, человек сначала считает всё это неестественным, а потом привыкает. Франция – страна свободы, страна Вольтера и других великих мыслителей, которые отстаивали свободу человека и личности. А следовательно, вы можете позволить себе быть собой. Не требуется скрывать свои недостатки, наоборот, вы можете ими гордиться. Не нужно стесняться, если вы немножко смешной, неуклюжий, не умеете как следует делать то или другое. Французы всегда ценят в человеке, в первую очередь, человека. Будьте таким, какой вы есть, и делайте всё так, как вы привыкли делать. Внутреннее раскрепощение человека, который переезжает жить во Францию, происходит обычно медленно – зато потом он сам не понимает, как жил до этого в рамках стереотипов, и уже никогда не может и не хочет к этим стереотипам возвращаться.

В частности, это относится к людям не самых престижных профессий.

– Какие востребованные специальности во Франции?

– Во Франции востребованы разные виды профессий, будь то интеллектуальная, творческая, или сфера услуг.

Если вы закончили высшее образование, то мой вам совет: подкрепите ваш русский диплом французским магистром. Дело в том, что во Франции не знают о русских университетах, и поэтому у вас будет намного больше шансов найти работу, если в добавок к русскому высшему образованию у вас будет французский магистр. За 2 года магистра вы успешно освоите французский, и сможете претендовать на высокопоставленные хорошо оплачиваемые должности.

Если же вам уже 40, и вы считаете, что своё вы уже отучились, то у вас конечно же есть возможность уехать. Ведь во Франции, особенно в Париже, столько творческих вакансий: фотографы, визажисты, парикмахеры, преподаватели yoga, репетиторы русского языка.

За 2 года магистра вы успешно освоите французский, и сможете претендовать на высокопоставленные хорошо оплачиваемые должности.

Особенности бизнес — иммиграции

Каждая из развитых стран мира старается привлекать иностранный капитал. Для этого они разрабатывают механизмы по привлечению иностранцев, имеющих крупные суммы денег. Республика для крупных инвесторов или бизнесменов разработала схему для более комфортного получения ПМЖ.

Бизнес — иммиграция во Францию достаточно распространенное явление. Существует и определенная схема получения необходимой визы и статуса ВНЖ.

  1. Следует открыть организацию или фирму под протекцией французской власти. Для этого необходимо подать прошение в префектуру там, где будет располагаться будущий бизнес, для получения соответствующего разрешения. Бизнесмен должен сам подать соответствующее прошение, так как должен подтвердить, что именно он руководитель. Чтобы прошение было удовлетворено, необходимо вложить в дело очень круглую сумму. В последнее время это более миллиона евро.
  2. Существенная сумма вложений позволит оформить временную гостевую визу, на основании которой можно оформлять карту коммерсанта.
  3. Когда все документы будут переданы в посольство Франции, они будут переправлены в ту префектуру, которая территориально имеет к этому делу отношение. Около трех месяцев документы находятся на рассмотрении. После истечения данного срока обычно приходит положительный результат и выдается соответствующая бизнес — карта.
  4. Дальнейший путь значительно легче, так как по факту иммиграция во Францию практически состоялась. После получения бизнес — карты, подается прошение на ВНЖ.
  5. Если бизнес существует вполне успешно, и у коммерсанта нет столкновений с правоохранительными органами и никаких нарушений за ним не числится, то через год консульство выдает ВНЖ на срок не более 365 дней.
  6. Через два года успешной работы бизнеса французское правительство позволяет получить ВНЖ сроком на десять лет. Такой вид документа не нужно продлевать каждый год, как предыдущий.
  7. После того как бизнес успешно будет функционировать более пяти лет, можно обращаться за получением ПМЖ. Но бизнесмен должен большую часть этого времени проводить на территории Франции или в зоне Евросоюза.

Если бизнесмен желает перевести свою семью, то после того как прошел год и бизнес успешно развивается члены семьи имеют право подавать соответствующие документы в посольство:

  • копии документов, подтверждающих личность заявителя;
  • справки о составе семьи;
  • фотографии установленного формата;
  • соответствующую заполненную анкету;
  • документы на собственное или арендованное жилье;
  • выписки из банков на личные счета, подтверждающие финансовую стабильность;
  • специальная миграционная медицинская справка;

Пример медицинской справки для мигрантов

Каждый вид документа должен соответствовать существующим стандартам, быть оформленным на французском языке и заверенный соответствующим нотариальным органом.

Работать строителем, сварщиком, электриком, сантехником, официантом и клерком значительно предпочтительнее по зарплате, чем в родном отечестве.

Ежемесячные платежи:

Аренда квартиры: 550 €/ моя половина: 275 €

– Двухкомнатная квартира в старом здании с плохой системой электроснабжения. Например, нельзя использовать фен для волос и микроволновую печь в одно и то же время. Квартира находится приблизительно в 10 минутах от железнодорожного вокзала и центра города; площадь 52 квадратных метра, с двумя балконами и местом для хранения в подвале (cave). Большинство квартир в этом районе стоят гораздо дороже (700-800 € ), которые мы не могли позволить себе, поэтому выбрали самый дешевый вариант.

Электричество и газ: 65 €/ моя половина: 32,50 €

– У нас есть газовая плита и печь. К счастью, радиаторы в квартире обычные, а не дорогие электрические (отопление входит в нашу аренду.) Наш водонагреватель работает только ночью в часы-пик .

Вода: 20 €/ моя половина: 10 €

– Есть стиральная машина, но нет посудомоечной. Водонагреватель вмещает только 100 литров, которых достаточно для двух душей и мытья посуды.

Интернет, телефон и телевидение: 30 €/ моя половина: 15 €

– ADSL Интернет + телефонная линия с бесплатными звонками в США и Канаду, а так же с бесплатными звонками на городские телефоны во многих других странах + основные кабельные ТВ-каналы.

Продовольственные магазины: 250 €/ моя половина: 125 €

– Продукты покупаем в Aldi и Lidl! Пытаемся уменьшить эти расходы.

Топливо для а/м: 150 €/ моя половина: 75 €

– Мы используем машину только один или два раза в неделю, чтобы закупить продукты или навестить родителей Давида. Наш автомобиль оборудован автоматической КПП и потребляет дорогой бензин.

Страхование автомобиля: 30 €/ моя половина: 15 €

Страхование Арендатора: 10 €/ моя половина: 5 €

Сотовый телефон: 15 €

– Я покупаю карты предоплаты и очень редко использую свой сотовый телефон благодаря интернету.

Mutuelle (Дополнительное медицинское страхование): 30 €

– Это означает, что рецепты и посещения врача являются бесплатными, и я получаю еще 30% возмещения расходов за дальнейшие консультации. Государственное медицинское страхование, которое есть почти у всех (la secu) обычно возмещает первые 70%.

Когда я ездила на работу на автомобиле (100 км туда-обратно 4 дня в неделю), я платила около 250 € в месяц за бензин и дороги. Дэвид ходит на работу пешком, сейчас я работаю на дому, поэтому у нас нет расходов на общественный транспорт.
Для справки, ежемесячный проездной в нашем городе стоит 30 € в то время как ежемесячный проездной билет Navigo в Париже обходится от 55 € до 123 € в зависимости от зоны, которая вам нужна. Тем не менее, в настоящее время во Франции существует закон, по которому ваш работодатель должен оплатить 50% от ваших расходов на общественный транспорт, которым вы пользуетесь для поездок на работу и с работы .

Всего ежемесячные платежи: 600 € (мобильный телефон и Mutuelle являются единственными расходами, которые я не разделяю с Давидом).

Цены на кино и рестораны сопоставимы с ценами в крупных городах США, но дороже по сравнению с тем местом, откуда я родом.

Про француженок

Если пожилое поколение француженок выглядит элегантно, то молодежь в большинстве своем утратила былой шарм и обаяние. Современная француженка не очень-то любит ухаживать за собой, она предпочитает минимум макияжа либо его отсутствие, простые прически, да и во всём остальном — просто.

Россиянка на её фоне, конечно, выглядит гораздо лучше. Но этому есть вполне логичное объяснение: молодая француженка много работает. Независимо от того, в какой семье родилась девочка, она все равно хочет быть самостоятельной. Здесь не принято сидеть на шее у родителей, поэтому подрастающее поколение тратит деньги на обучение и книги, а не на наряды и косметолога. Девушке не стыдно пойти работать официанткой, она гордится тем, что сама зарабатывает деньги и инвестирует их в собственное образование. В то время как россиянка большое количество средств, времени и сил вкладывает именно во внешность.

Если пожилое поколение француженок выглядит элегантно, то молодежь в большинстве своем утратила былой шарм и обаяние.

ПоехалиСтоит ли переезжать во Францию

The Village выясняет, как поехать учиться, работать и делать бизнес в страну и чего от этого ждать

  • Анна Соколова , 8 февраля 2016
  • 94092
  • 45

The Village продолжает серию материалов о том, куда можно уехать из России, чтобы начать новую жизнь. В новом выпуске — Франция. Это вторая по объёму ВВП экономика Евросоюза после Германии. Помимо промышленности здесь хорошо развит туризм: Франция возглавляет список самых посещаемых стран. Сюда приезжают и студенты: образование в государственных вузах стоит недорого, а местный диплом производит впечатление. Французский уровень безработицы ниже, чем в Южной Европе: который год он держится на уровне 10 %. The Village разобрался, сложно ли переехать во Францию и чего ждать от жизни там.

Но всё же со знанием французского языка шанс найти программу, которая вам идеально подходит, намного выше.

О жизни во Франции

Наш человек во Франции Леся Косцинская рассказывает о жилье по-французски, развенчивает главные стереотипы о французах и даёт полезные рекомендации.

В моём случае всё очень банально — я вышла замуж за француза. Решение о переезде приняла по щелчку, и была уверена, что всё пройдёт легко. Хоть опыта переезда в другую страну у меня не было, будучи студенткой, я постоянно переезжала с одного места на другое. И, в общем, привыкла к кочевой жизни. К тому же я хотела скорее оказаться рядом с любимым человеком, потому что сама из Хабаровска, и очень сложно поддерживать отношения на таком расстоянии. Но когда начала собирать вещи, поняла, что всё далеко не так весело и просто, как я предполагала. Паковала коробки и обливалась крокодильими слезами. Ведь уезжала я от всего, что мне дорого, близко, к чему привыкла и строила долгое время. Последние десять лет я прожила в Хабаровске. После учёбы я там осталась работать, обросла связями, друзьями, купила квартиру. И только закончила ремонт и повесила занавесочки, как… нужно уезжать. В общем, ожидания от переезда и реальность немного не совпали.

Об этапах эмиграции

Существует четыре классических этапа эмиграции. Отношения со страной в этом смысле очень похожи на отношения между людьми. Первый этап — это конфетно-букетный период: вы влюблены, не видите недостатков, у вас всё хорошо — птички поют, дороги чистые и ровные, цветы цветут, хлеб в булочной вкусный. В общем, абсолютный восторг и влюблённость.

А потом, через несколько месяцев, наступает второй этап — этап драматизации. Вдруг открываются глаза на реальность, и ты начинаешь видеть недостатки. Причём очень часто — только недостатки. Адаптация в эмиграции психологически очень не проста: тебе тяжело, потому что ты отрываешься от своих корней. Цвёл нежной фиалкой на южных полях Прованса, и вдруг тебе пересадили на Северный полюс. И это такой шок! Ты не знаешь, что тебе делать, не видишь своего места здесь, вокруг всё чужое, непонятное. Это — самый поганый период.

На третьем этапе всё начинает потихоньку налаживаться. Ты понимаешь, куда двигаться, “подтягиваешь” язык, определяешь план действий. То есть, ты не то что совсем никому не нужен, ведь можно поступить вот так, поискать здесь и сделать вот это.

И четвёртый этап — это полная адаптация, когда ты себя чувствуешь как дома.

Я сейчас где-то между третьим и четвёртым. Но очень часто эмигранты застревают на втором: и на родину не могут вернуться, и здесь не могут прижиться.

Об адаптации

По моему опыту, те, кто переезжает в другую страну на работу или учёбу, адаптируются гораздо быстрее и легче. У них нет этих четырёх этапов эмиграции. А люди, переезжающие по другим причинам, например, по любви или каким-то жизненным обстоятельствам, как правило, проходят их все.

О бюрократии

Франция — это родина трёх “б”: багета, берета и бюрократии. Особенно очевидно это, когда выходишь замуж и тебе нужно собрать пачку документов, чтобы наконец-то получить вид на жительство. Я говорю это не с позиции эмигранта — сами французы сталкиваются с бюрократией повсеместно. На всё уходят месяцы: чтобы взять одну бумажку, нужно записаться на рандеву за два месяца, потом два месяца ждать, пока бумажка дойдёт, а там уже и срок её действия истечёт.

О знаменитой французской медлительности

Французы — не самая медлительная нация, потому что есть испанцы и греки. Просто французы не самые расторопные. Здесь не особо принято торопиться, а “мне всё нужно срочно и ещё вчера” не существует. За короткие сроки во Франции не предоставят услугу и не выпишут бумагу, поскольку горизонт планирования тут гораздо длиннее, чем, скажем, в России. Даже покупать продукты нужно заранее, потому что по воскресеньям магазины закрыты. Французу просто не придёт в голову купить шоколадку в воскресенье ночью. Зачем ему это? А если надо, то он подумает об этом в субботу или в пятницу и купит заранее.

О съёмном жилье

Чтобы снять жильё во Франции, первое, что необходимо — постоянный рабочий контракт. Все рабочие контракты делятся на три типа: постоянные, временные и сезонные. И нужен именно постоянный. По сути, он гарантирует, что вас почти нереально уволить. Если постоянного контракта нет — начинаются пляски с бубном, потому что тогда нужен гарант. Система во Франции такова, что, даже если у вас на счету много денег, французский гарант всё равно нужен — деньги не имеют такого веса, как человек, который своим именем ручается, что в случае чего заплатит за вас.

Во Франции, как и в других европейских странах, большинство сделок по аренде жилья проводится через риелтора. Как правило, арендатор с арендодателем общается только через посредника. Но есть сайты вроде leboncoin.fr , где можно напрямую найти собственников. Услуги риелтора стоят денег (около месячной ставки аренды), при этом агент будет делать примерно ничего. Они только ждут у моря погоды и предлагают варианты, которые совершенно не подходят.

У владельцев жилья всегда есть несколько потенциальных арендодателей, и на каждого собирается досье. Зачем? Дело в том, что французское законодательство — на стороне квартиросъёмщика. Если в один прекрасный день он не сможет заплатить, из квартиры его выгнать практически невозможно. Вот почему французские арендодатели так дотошно разбираются в досье. Они хотят быть максимально уверены, что человек надёжный, не перестанет платить через год и не будет жить в в чужой квартире на птичьих правах.

О старом жилом фонде

Во Франции нет типовой застройки, все дома отличаются друг от друга. До того, как мы переехали в нашу квартиру, мой муж жил в самом центре города, в так называемом “старом фонде”. В этой квартире в 100 квадратов в здании 18 века был камин, гигантские щели в старых окнах и старинный паркет, который нельзя менять, поскольку это историческое наследие. Квартира была в не очень хорошем состоянии, и я настояла, чтобы мы переехали. Но в исторических зданиях есть и великолепные квартиры полностью отреставрированные и с пластиковыми окнами. Правда, привести их в порядок стоит огромных денег, так как во Франции любые сервисы, начиная от маникюра, заканчивая поклейкой обоев, стоят на порядок дороже, чем в России.

О квартире по-французски

Квартира по-французски — это непременно белые стены (обои под покраску или декоративная штукатурка) и никаких цветных обоев. Французы вообще не любят цветочки и лепесточки, говорят — это китч. Предпочитают красить стены в один тон: в съёмных квартирах — в белый, как базовый и подходящий ко всему; в своих квартирах могут покрасить в тёмно-серый, голубой или любой другой, главное — в один цвет.

Никакого евроремонта, натяжных потолков и люстр в типичных французских квартирах вы не увидите. Потолочное освещение есть далеко не во всех квартирах, французы — приверженцы точечного освещения. Ещё вы не увидите здесь штор. Большинство, особенно в съёмных квартирах, ограничиваются рольставнями или обычными ставнями.

Французы любят, чтобы у них было побольше комнат. Когда мы переезжали с моим мужем, я думала: нас двое, детей пока нет, две комнаты для двух человек по российским меркам — вообще отлично, можно было бы и одной обойтись. А он говорит: “Да ты что, нам нужно как минимум три комнаты!”. Раньше мне это казалось излишеством, а сейчас я уже не представляю, как жить меньше чем в трёх комнатах двоим людям. Французы, если они могут себе это позволить, всегда предпочтут жильё попросторнее, и это одна из причин, почему многие продолжают квартиры снимать: ипотека на большую квартиру в хорошем районе стоит гораздо выше, чем аренда. Поэтому когда появляются дети, французы часто переезжают подальше от центра.

Квартира по-парижски

В Париже очень много людей и очень мало квадратных метров. И это очень влияет на стоимость жилья. Чтоб вы понимали, там можно купить квартиру в 8 м², и это будет стоить больше 100 тысяч евро. Цена за м² в дорогих районах доходит до 20 тысяч. Немногие могут позволить себе хоромы. Скажем, два человека могут жить в студии 16-20 м², а 50 м² в Париже — уже хорошая, большая квартира. Купить там квартиру, если у вас средняя французская зарплата, невозможно.

О нелюбви провинциалов к парижанам

Французы — очень простые люди. Они не любят всяких финтифлюшек и роскоши — её здесь не принято показывать. И по мнению французов, парижане — выпендрёжники. Правда ли это? Отчасти. Столица сильно меняет людей. Даже если ты родился во французской провинции, но уехал в Париж, то становишься “париго”, а столичное мышление всегда отличается от провинциального. Но если говорить о многих парижанах, то большинство из них — тоже простые люди, которым не до выставок супермодных дизайнеров и до смузи с киноа. Они каждый день живут свою жизнь в ритме “metro, boulot, dodo” — метро, работа, спать.

О превосходстве французского языка

Есть мнение, что французы считают свой язык самым лучшим в мире и принципиально не говорят ни на каких других. Это неправда. Дело в том, что французы очень мало говорят на иностранных языках, в отличие от их соседей в Германии и северных странах Европы, где английский — второй язык после родного.

Скажем, многие ли русские разговаривают на иностранных языках? Я общалась с французами, живущими в России, и все они говорят: ребята, вы в России не знаете английского, мы тут тоже с вами договориться-то не очень можем. А всё потому, что в России преподают английский по классической, изжившей себя системе “Лондон — из зэ кэпитал оф Грейт Британ” и “Where is the frog?”. Нам с самого детства вместо полезных дают ненужные фразы. У французов то же самое. Поэтому в ресторане официант может понять, что вы просите заказать, но отвечать продолжит на французском. Если вы когда-нибудь учили язык, то знаете, что часто застреваешь на этапе “как собака”: понимаю, но сказать не могу. Но именно так и сложился стереотип, что французы тиранят всех своим грассирующим языком.

Свой первый год во Франции я не говорила по-французски вообще. Пыталась завязать разговор на английском, но с ним здесь всё правда плохо. И это тоже никак не помогало моей интеграции — я со своим великолепным английским чувствовала себя полной дурой. Но ни разу за год никто не встал в позу и не сказал: “Ты во Франции, говори на французском!” Другое дело, что многое зависит от того, как вы сами себя ведёте. Многие же как привыкли? “Эй, ты, гарсон!” Так почему французы должны выстилаться в красную ковровую дорожку, если с ними себя ведут неподобающе?

О том, что обязательно попробовать во Франции

  • Хлеб. Не ходите в Paul, который есть в Москве, не ходите в La Mie Câline , который есть везде. Начните с хорошего французского завтрака и зайдите во французскую булочную, на которой написано Artisanale. Это значит, что тесто для хлеба делают в этой булочной. В сетевых же магазинах выпекается замороженное тесто.

  • Солёное масло. Так как я живу в Бретани, а наш гастрономический специалитет — это солёное масло, то обязательно порекомендую его. В любой непонятной ситуации между обычным и солёным выбирайте последнее.
  • Charcuterie. На русский это переводится совершенно идиотским словосочетанием “колбасное изделие”, сразу отсылающим куда-то в СССР. Но charcuterie — это всё, что сделано из свинины: различные колбасы и ветчина. Обязательно попробуйте, потому что во Франции колбасу делают из мяса.
  • Сыр. Неважно какой, главное — французский. Непременно зайдите во винный бар. Велики шансы, что там вам подадут “смешанную” тарелку к вину — assiette mixte — с сыром, хлебом и charcuterie.
  • Вино. Здесь уж выбирайте на свой вкус. Когда меня просят посоветовать, я говорю, что любое французское вино хорошее. Помните, что белые вина во Франции сухие и сладкие, а красных сладких не бывает. Розовые вина могут быть послаще и посуше. Розовое из Анжу — послаще, из Прованса — посуше.

О том, много ли французы пьют

Это в России бокал вина за ужином называется бытовым алкоголизмом, а во Франции это называется обычным французским ужином. Конечно, во Франции вина пьют гораздо больше, чем в России, в разы, но тут и культура другая. Это винная страна, всё вино хорошее, чего его не пить-то? Часто бокал вина выпивается за обедом с коллегами, и это совершенно нормально, никто косо не посмотрит. Есть даже такой анекдот, который здесь не анекдот вовсе, а правда. Врач на приёме спрашивает: “Вы пьёте алкоголь?” — “Ну, вино, пиво иногда”. — “Это понятно. А алкоголь-то вы пьёте?” То есть вино с пивом здесь алкоголем даже не считаются. Алкоголь — это виски, ром, коньяк, фруктовые водки, например, кальвадос. Поэтому — нет, французы пьют немного.

Во Франции есть праздник “День соседей”. У нас его празднуют в частном секторе: перекрывают улицу, выкатывают большой стол, приносят свои фирменные блюда, дети бегают, взрослые общаются и пьют вино. Но в многоквартирных домах соседские отношения складываются не так тепло, потому что стены тут тоже тоже тонкие. Французы — вежливая нация, открытой соседской войны вы тут не увидите. Будут тихо скрипеть в сторонке: “Вот, этот Жан из 35-й квартиры опять музыку громко включил”. Но полицию вызывать вряд ли станут.

Об отоплении

Зимой, безусловно, из всех статей расходов на жилищно-коммунальные услуги больше всего денег уходит на отопление. Первую зиму я честно пыталась включать и выключать обогреватели, чтобы сэкономить, но потом сказала мужу: нет, я так жить не могу, я нормальная русская женщина, хочу тепла. Так что вторую зиму мы вообще не выключаем обогреватели. И, конечно, счёт у нас прилично вырос.

О “коммуналке”

70 евро за в месяц мы платим за уборку мусора, обслуживание подъезда (раз в месяц хозяин его пылесосит), свет в коридоре, холодную воду и налог на телевизор. Все остальные расходы — за свет, горячую воду и отопление (газа у нас нет, поэтому отопление и нагреватель электрические) составляют около 160 евро в месяц. Это много, обычно французы платят за электричество в квартире меньше.

О местах силы

Я была в огромном количестве департаментов Франции, но Бретань — регион, которому отдано моё сердце. Если говорить о месте силы, то для меня это город Сен-Бриё (Sainte-Brieuc) на севере Бретани — это такой залив, где одни из самых сильнейших приливов и отливов в мире. Два раз в день из всего залива огромный великан выпивает воду, и люди ходят по дну морскому, собирают ракушки. По-французски это называется “пешеходная рыбалка”. Вообще приливы и отливы у нас на Атлантике просто поражают — как сильно может уходить и приходить вода и менять пейзажи. Сильное место! Меня вообще на любом берегу Бретани можно высадить, и мне будет хорошо. Но там довольно суровая погода: северное море, ветрено, может быть дождливо и холодно — в общем, для любителей суровой портовой романтики.

Еще одно моё место силы во Франции — крыша универмага Printemps в Париже. Люблю смотреть на город сверху. Там есть бесплатная обзорная площадка, откуда открывается классный вид на парижские крыши. В отличие от крыши Галереи Galeries Lafayette, с которой тоже открывается отличный вид, панорама здесь гораздо шире, можно ещё и на другую сторону Парижа посмотреть, а не только на “большие бульвары”.

Ещё у нас в Нанте есть остров Нант . Раньше Нант располагался на огромном количестве островов, но сегодня из всех остался только один, остальные засыпали. И на острове есть часть, где раньше находились большие судостроительные верфи. Ещё 30 лет назад там строили огромные корабли (сейчас строительство перенесли в Сен-Назер), а сегодня современная урбанистика переосмыслила это пространство: часть пейзажа, которая принадлежала к судостроительным верфям, оставила, а часть — осовременила. Это такая индустриальная, креативная часть Нанта — любимая часть города, в котором я живу.

Недавно мы вернулись из путешествия по двум департаментам — Лоту и Дордони, и там меня поразила деревушка под названием Сен-Сирк-Лапопи (Saint-Cirq-Lapopie) . Она просто врезана в скалу, и я там себя чувствовала как Белль в фильме “Красавица и чудовище”. Это та старая добрая Франция, которой уже не существует — о которой мы читали в сказках, романах, в “Трёх мушкетерах”; которую каждый себе представляет, но которая, конечно, не имеет ничего общего с современной Францией. Мы там были в очень низкий сезон, не было практически никого, и все эти улочки принадлежали мне. Совершенно невероятный пейзаж!

И давайте снова вернёмся в Бретань. Есть там такое замечательное место — форт Ла-Латт . Огромный форт из скалы, на который со стороны нахлёстывает Ла-Манш — это просто фантастика! Когда представляешь, что там реально жили люди, которые специально построили крепость, чтобы обороняться от захватчиков, это поражает.

О прочих стереотипах

До переезда у меня было стойкое ощущение, что французы — ужасные снобы. И так, кажется, считает весь мир. Почему? Сейчас объясню.

Во Франции великолепная кухня, великолепные продукты и великолепное вино. Для французов это норма жизни — с этим они родились и так было всегда. Для них абсолютное нормально покупать определённый сыр только в определённой лавке; знать, какое вино ты любишь и знать, какое вино не станешь пить ни при каких обстоятельствах; понимать, что это вино с этим продуктом — хорошо, а с тем — плохо. Для них всё это абсолютно естественно, и нет в этом ничего от заносчивости. Но когда ты рос в совершенно другой культуре, их рассуждения из разряда “Вы с ума сошли переводить продукт и размазывать фуагра по хлебу?” или “Я дождусь полной луны, пойду к своему мяснику и куплю у него вот этот кусок говядины” кажутся жутким снобством. Думаешь: ну как можно быть такими заносчивыми и противными? А просто у нас слишком разные культуры. Наверное, и меня теперь многие считают снобом. Но когда ты привыкаешь, что выбирать еду к вину просто и что ходить за сыром нужно по вторникам, то быстро забываешь, что для кого-то это может быть дико. А французы так вообще ничего об этом не подозревают. Они же не знают, что в России или где-нибудь ещё так совсем не принято. Поэтому весь мир считает, что они вечно задирают носы и смотрят с высоты своего богатого французского культурного и гастрономического опыта. Но давайте будем честны — у них есть на то основания!

Подготовила: Юлия Исаева

Фото: из личного архива Леси Косцинской

Подготовила Юлия Исаева.

Информация об этом журнале
  • Цена размещения 100 жетонов
  • Социальный капитал5 351
  • В друзьях у 1 847
  • Длительность 24 часа
  • Минимальная ставка 100 жетонов
  • Посмотреть все предложения по Промо
  • 1
  • Reply
  • Thread
  • Reply
  • Thread
  • Reply
  • Parent
  • Thread

И даже в спокойных районах тебе могут проткнуть колеса из-за того, что у тебя красивая машина, или сжечь ее.

Наши во Франции: “Русская женщина стоит дорого, но она того действительно стоит”

Какие неприятные качества есть у французских мужчин, как справиться с языковым барьером и что выгодно отличает наших женщин по сравнению с француженками – в интервью с Эвелиной Виразель, уехавшей из Минска по визе невесты 12 лет назад.

– Эвелина, расскажите, пожалуйста, как вы попали во Францию и как долго там уже живете?

– Во Францию я попала в 2001 году совершенно нежданно и негаданно. В Минске познакомилась с молодым симпатичным французом, который через час после нашей встречи предложил мне руку и сердце. Меня это здорово рассмешило, и я в шутку согласилась. Мы провели вместе всего лишь тот вечер: ресторан, катание на такси по ночному Минску и обычная прогулка под звездным небом. Себастиан оказался очень галантным и уважительным: никакой речи даже не могло идти о более близких отношениях, о большем, нежели просто взять меня за руку. Когда же после его отлета я получила шикарный подарок ко дню рождения и приглашение приехать во Францию по визе невесты, я была в шоке! Но на тот момент мне было уже 26 лет и я с трудом выходила из 7-летней тяжелой истории любви. Решив все начать заново, я согласилась и улетела на юг Франции, где живу уже 11 лет.

– Чем вы сейчас зарабатываете на жизнь и с какими трудностями пришлось столкнуться на пути к заветной цели?

– В Минске я закончила Академию управления при Президенте Республики Беларусь. Будучи экономистом по образованию и имея за плечами немалый опыт в должности главного бухгалтера, я решила и во Франции продолжить карьеру в этом же направлении, но после того, как поставлю на ноги своего сынишку Лилиана. Конечно, обидно, что наш диплом не имеет во Франции никакого веса. Даже на обычные водительские права пришлось пересдавать экзамены. По профессии тоже переучивалась 2 года. Сейчас я работаю в аудиторской компании в центре Монпелье (8-й по численности населения город во Франции) и очень довольна.

– Когда вы планировали переезд в другую страну, о чем вы переживали больше всего, что вас тревожило?

– Больше всего волновало настроение родителей. Папе мы сказали лишь за несколько дней до моего отъезда. Сначала он был в шоке. Потом переживал, что я выхожу замуж за темнокожего – такое впечатление у него сложилось от вида французской футбольной команды. 🙂 Мама всегда была моим другом, она восприняла все с пониманием. Но тем не менее я видела печаль в ее глазах, которую она пыталась спрятать от меня. Моего сына я назвала Лилиан в честь мамы, ее зовут Лия.

– Как вы справились с языковым барьером?

– Три месяца я общалась с мужем и его семьей на английском языке. В этом помогла моя специализированная по английскому языку школа. Но поскольку большинство французов очень слабо говорят на иностранных языках, мне пришлось быстро переходить на их родной. Помню дикий страх: казалось, мне никогда не одолеть языковой барьер! Но за несколько месяцев простого восприятия французской речи на слух определенный словарный запас уже отложился в моей памяти. Я понимала простой разговор. Когда же я пересилила свой страх, все вообще пошло как по маслу. Приятно было видеть удивленные лица знакомых мужа, когда через полгода я могла легко общаться с ними! Но для того, чтобы не останавливаться на достигнутом, я много читаю на французском и зачастую с блокнотом, выписывая туда очень сложные слова для последующего использования в речи.

– Опишите, пожалуйста, один день из вашей жизни.

– Все зависит от того, рабочий это день или выходной! 5 дней в неделю это карусель движения и событий: скоростное домашнее утро, часовая гонка в пробках, школа сына, работа, спорт вместо обеденного перерыва, снова за сыном в школу, закупки, спортклуб сына, его домашние задания, ужин, вечернее чтение сыну перед сном и наконец-то несколько часов с любимым… Зачастую мне хочется иметь хотя бы 25 часов в сутки! Да все, как у нашей белорусской работающей мамы. Выходной день более размерен. Я позволяю себе понежиться в кровати и позавтракать в саду маленького домика под пение птиц. Мне повезло жить на юге Франции прямо на берегу Средиземного моря. Представьте, сегодня у нас было уже более +20°С на солнце! И если я работаю в шумном городе, то живу, наоборот, в маленьком поселке со всеми его преимуществами. Выходные мы проводим с любимым и нашими детьми (с отцом Лилиана я разошлась и вот уже 7 лет как влюблена в другого человека). Часто мы путешествуем – во Франции даже в непосредственной близости всегда можно найти прекрасные пейзажи и удивительные исторические места.

Мы очень любим заниматься спортом: ролики, велосипед, байдарки, горные лыжи… Нужно сказать, что Жак является очень известным тренером по айкидо, у него уже 5 дан. А 5 лет назад после стажировки в Ялте и Киеве мы с Жаком открыли во Франции секцию обучения русскому рукопашному бою. На эти занятия и спортивные семинары уходит очень много времени, но наше старание не проходит даром.

– Мир замирает в восхищении перед француженками, их красотой и стройностью. Насколько, на ваш взгляд, этот стереотип оправдан и в чем же по-настоящему секрет привлекательности французских женщин?

– Я думаю, что эти стереотипы созданы известными агентствами моды и медиа. И не стоит думать, что все француженки стройные и ухоженные. Во многом виновата их эмансипация и стремление быть чересчур автономной. Конечно, во Франции тоже есть красивые женщины, но не так много, как у нас на родине. Я заявляю это с полной ответственностью, и мои знакомые французы могут это подтвердить! За нашей женщиной всегда плывет некий шлейф шарма, она ухожена, овеяна загадкой, к ней прикованы взгляды мужчин. Я это постоянно чувствую даже в свои 38 лет. 🙂

– Как бы вы могли охарактеризовать французских мужчин? В чем их главное отличие от белорусских?

– Французы в большинстве своем жадины, чего я просто не переношу. Они считают каждую копейку в отпуске, не оставляют чаевых в ресторанах, да и с женщинами достаточно расчетливы. Мой бывший муж был испанских корней, и этого греха за ним не числилось. С нынешним любимым первое время пришлось побороться и перестроить его на мое мышление. Через время он стал тоже безболезненно ходить по магазинам, любить ездить по курортам и за границу, дарить хорошие подарки, самым примечательным из которых стал мой новый автомобиль прямо из салона к Рождеству. Теперь он сам смеется: русская женщина стоит дорого, но она того действительно стоит. 🙂

Отличие французских мужчин от белорусских – в том, что в них меньше присутствует мужчина-мачо. Французы проще делят домашние заботы с женщиной. Они очень хорошие отцы, заботливые, много времени проводят с детьми. Даже после развода дети зачастую видят папу, остаются у него на выходные, каникулы, а иногда даже живут половину времени у отца в его новой семье.

– Что обязательно есть у каждого француза в холодильнике?

– В холодильнике – сыр! И если он с плесенью, не стоит его выбрасывать, как сделала одна из моих подруг, только приехавших во Францию, наводя порядок у новоиспеченного мужа. А вне холодильника должно быть вино. В этих аспектах я сама уже истинная француженка.

– Расскажите, пожалуйста, о своей семье.

– Моему спутнику Жаку 47 лет, его сыну от первого брака Жульену 16, а дочери Элоди –14 лет. С моей стороны к семье добавляется Лилиан, 10 лет. Вот такая большая заново обретшая счастье семья. Несмотря на разницу в возрасте, дети очень ладят между собой, а я счастлива быть “троекратной” мамой, если так можно выразиться (очень не люблю слово “мачеха”!).

– Вы говорите, что Лилиан очень любит русскую культуру. Что вы сделали, чтобы привить сыну эту любовь?

– Конечно же, с ним я говорю на русском языке с самого рождения. Лилиан рос на двойной культуре. Я читала ему русские книжки, даже кириллицу он знал раньше латинского алфавита. У сына была и есть огромная коллекция русских мультиков и фильмов. Лилиан посещал школу при русской ассоциации, где научился писать по-русски и благодаря хорошим наставникам был в атмосфере славянских традиций, обычаев. И праздников, конечно – этому способствуют ежегодные поездки в Минск, куда впервые Лилиан попал в 9-месячном возрасте, а также приезды моей семьи сюда.

– Французы действительно настолько раскрепощенные и страстные, как мы видим в фильмах, или же все это слегка преувеличено?

– Я не могу судить обо всех французских мужчинах, но скорее да, чем нет. Каждая женщина выбирает мужчину на свой вкус, поэтому мой мужчина является полным воплощением раскрепощенного и страстного француза.

– Эвелина, есть ли что-то, за что вы искренне восхищаетесь Францией?

– Восхищаюсь богатой историей и культурой, которую, к сожалению, французы не всегда поддерживают. Я обожаю “старую” Францию с ее традициями, кухней, литературой… И, конечно, меня восхищают пейзажи этой страны, ее природный ландшафт – реки, море, океан, горы, равнины… В каждом регионе можно найти нечто новое и необыкновенное.

– Как вы думаете, чего никогда не простит французская женщина по отношению к себе?

– Полновластия – как на работе, так и дома. Я говорю о современной француженке.

– Следите ли вы за новостями из Беларуси? Поддерживаете ли какие-нибудь родные традиции (ритуалы, привычки, национальные блюда)?

– Конечно, слежу. У меня нет белорусского телевидения, только русские каналы, но благодаря интернету и общению с близкими я в курсе событий. Я не забываю “наши” праздники, и мы с подругами собираемся на вечеринки в честь них. На Новый год из-за разницы во времени я сначала выпиваю бокал в 22 часа по местному времени, а потом отмечаю с французами мой второй Новый год! Мой сын обожает драники, а любимый – борщ и пельмени (кстати, только вчера я их снова лепила).

– Расскажите о своих русскоговорящих подругах – кто чем занимается? Сильно ли желание объединяться для общения с “земляками” или вполне достаточно дружественных связей с местными?

– В первое время меня жутко тянуло найти здесь “наших”. И у меня достаточно быстро создался определенный круг общения, который является моим основным. Многие подруги не работают, поэтому я не всегда могу быть с ними на одной волне. Тем не менее я пытаюсь найти время для приятных моментов с ними. Есть две добрые подруги Наташа и Ольга, это подруги, которых сложно было бы найти даже на родной земле. Мне повезло! Но в принципе я не отвергаю “новичков”, и если со мной знакомятся русскоговорящие, я готова их поддержать и даже помочь в обживании на чужбине.

– Насколько вообще французы дружелюбны и открыты для походов друг к другу в гости, например?

– На юге Франции люди очень открытые, и с ними можно быстро найти контакт. Тем не менее у меня нет настоящих подруг-француженок, кроме одной – и та все-таки с португальскими корнями. Но есть добрые приятельницы и хорошие коллеги.

– Что бы вы могли пожелать или о чем предупредить тех белорусов, чья мечта – жить во Франции?

– Франция очень многонациональная страна, к этому надо привыкнуть. Очень много переселенцев из Марокко, Туниса, Алжира. На улице можно увидеть женщин, закутанных в паранджу или же одетых в яркие арабские халаты. Причем большинство переселенцев невоспитанны и ведут себя таким образом, что иногда кажется, что ты вообще находишься не во Франции. Если честно, сами французы не очень позитивно относятся ко всему этому, если не сказать больше. Именно поэтому политическая партия “Национальный фронт” получает все больше голосов у населения.

Еще здесь очень сильная социальная поддержка. Иногда те, кто ничего не делает, получают помощь на ребенка, жилье, транспорт, питание и т.д., так что работающему человеку, получающему минимальную зарплату (1122€ в месяц), может вообще расхотеться прикладывать хоть какие-то усилия.

Однако не стоит думать, что здесь все просто. Это очень бюрократизированная страна. Такой уймы бумажек и дел мне еще никогда не приходилось заполнять! Не стоит даже сравнивать с Беларусью! Для тех, кто захочет сюда приехать, это будет просто испытание!

Также, если мужчина хочет построить здесь карьеру, ему стоит иметь настоящий талант в чем-либо или же придется действительно постараться превзойти французов. Женщине, выбирающей французского спутника, стоит знать, что первые несколько лет в ее жизни будут взлеты и падения, пока она не станет немножко француженкой. Бесплатный сыр бывает только в мышеловке!

Если у кого-то из читателей возникнут ко мне вопросы, я с удовольствием отвечу вам на Одноклассниках (Эвелина Бресская Virazel, 38 лет, Montpellier / Минск, Франция) или Facebook (Evelina Breskaya Virazel).

Мы продолжаем цикл статей о тех, кто уехал из Беларуси жить в другие страны, и объявляем, что ищем героев для новых статей! Если вы живете за рубежом и хотели бы поделиться своими впечатлениями об этом, присылайте свою историю на oka@tutby.com (или же просто напишите нам о своем желании, и мы придумаем, о чем интересном у вас спросить) 🙂

Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Следите ли вы за новостями из Беларуси.

Как живется русским во Франции

Кирилл Терр, музыкант, вице-президент Русской общины во Франции, и его жена Наталья Паллин, актриса Молодежного театра на Фонтанке, живут в двух странах сразу.

Перед отъездом в Париж они отыграли концерт в составе группы “Ноvая Аvстралия”, и Кирилл ТЕРР рассказал “Городу 812”, как живется русским эмигрантам за границей.

– Как в Париже-то оказались?

– Вообще я родом из Минска. В СССР у меня была своя группа, мы много гастролировали, наши клипы показывали по телевидению. Но в какой-то момент старый мир стал рушиться прямо на глазах, а в новом мире все смешалось – и бизнес, и творчество, и криминал – в единое рагу, где все и варилось. У меня просто нервы не выдержали, я уехал.

– Так это было просто тогда – уехать?

– Изначально, в 1991 году, я приехал во Францию на фестиваль Монпелье. Приехал один и собрал там музыкантов. Мы отыграли, и я решил остаться. У меня сразу появилась идея создать группу, но не сразу получилось. В СССР у меня все было, а там – ничего. Непонятно было, чем заниматься. Приходилось работать в ресторане, за стойкой бара, в магазине продавать мебель. Потом я все-таки организовал там группу – из русских и французов – и стал заниматься тем, чем занимался здесь.

Мы стали играть концерты, у нас были спонсоры, вышло два альбома на кассетах. Но потом стало очевидно, что мир меняется и за счет музыки прожить невозможно. Я понял, что живя во Франции, я должен проводить глобальную линию русской культуры.

Еще с Алексеем Львовичем Хвостенко и с Митей Шагиным мы создали творческую лабораторию, записали много альбомов, они были изданы в России – так называемая “Митьковская серия”. У Хвоста был клуб, где собирались художники, там он ставил свои пьесы. Это было очень интересное время. Я вышел оттуда окрепшим и решил, что могу и сам что-то придумать. Вместе с директором театра “Аталант” Аланом-Алексисом Барсаком мы сделали фестиваль театра и музыки в Париже, теперь проводим его ежегодно уже 9 лет. С 2007 года мы провели в Париже пять фестивалей кино “Русская весна”. Шестой фестиваль состоялся в Бретани, городе Кемперле, где, кстати, моя жена Наталья Паллин получила приз зрительских симпатий за главную роль в фильме “Капкан”. Есть еще фестиваль “Русский космос”.

– Кто вообще во Францию переезжает из России, это какие люди?

– Сейчас из России мало кто приезжает, чтобы остаться. Нет такого потока, какой был в 90-х. Россияне любят приезжать отдыхать, учиться и так далее. Насовсем остаются обычно девушки-студентки, потому что за время учебы привыкают к стране, она им нравится. Приезжают из разных городов в большой Париж, привыкают к его ритму, культуре. И им трудно вернуться после этого – дома уже будет некомфортно.

Приезжают также девушки, которые выходят замуж за французов. Увы, большинство браков неудачны – по статистике, 83% их заканчиваются разводами, в основном когда мужчина француз и русская женщина. Хотя бывает и наоборот. Это печально, потому что несмотря на развод половина женщин остаются во Франции и не очень хорошо себя чувствуют (не только в материальном смысле).

Есть еще бизнесмены, которые приезжают на юг жить. Это вообще другая каста людей – каста прагматиков. На Лазурном берегу, куда они и едут, население разделилось на две части: на прибывших и тех, кто их обслуживает. Эти прибывшие считают, что за деньги они могут себе купить кусок жизни во Франции – землю, виллу, – и начинают себя вести как хозяева. Простым французам это не нравится, но нравится тем, кто на приезжих работает: советникам, адвокатам, агентствам по недвижимости и так далее.

Эти люди создают совсем другой имидж России, не всегда хороший. Прохоров в свое время там отличился – ему до сих пор французы это припоминают. На севере – в Нормандии, Бургундии, Бретани – таких людей почти нет. На Север едут работать и учиться. Люди, приехавшие в Париж, с трепетом относятся к Франции. А на юге все ориентировано на потребление. Обычно, когда говорят о Франции, выделяют пять волн русской эмиграции.

– Это какие?

– Первая – 1917 год. На Корсике сегодня всем рассказывают, как 4 тысячи русских офицеров остались там жить. В то время и в Париже осело около 300 тысяч русских офицеров. Вторая волна – люди, которые побоялись или не смогли вернуться после 1945 года. Люди, которые воевали бок о бок с французами во время Второй мировой, предпочли остаться во Франции.

Третья волна – диссиденты. Они критиковали СССР, уехали оттуда во Францию, им дали квартиры, пособия – все! И теперь они ругают французское правительство и Россию. А нас – эмиграцию четвертой волны – называют колбасной эмиграцией! И это совершенно несправедливо. Мы приехали совсем не потому, что есть было нечего: наоборот, мы в СССР жили лучше. Никому не давали квартир за то, что ты ругаешь СССР. Были и экономические беженцы, но не из России – из Молдавии, Украины, Белоруссии, они зарабатывали во Франции деньги, отправляли семьям.

– А из России почему тогда бежали?

– Тем, кто ехал из России, просто надоел хаос. Мы все были воспитаны в СССР – и вдруг на глазах все базисные понятия потерпели крах. Пришел Горбачев – закон кооперации: с завтрашнего дня все могут быть бизнесменами. И все бегут в магазины, скупают все, снимают ларек и продают там в три раза дороже. К вечеру у такого предпринимателя в руках пачка денег. Все хотели легких денег: купил – за углом продал. А потом – бандитские 90-е как следствие. Ничего делать не надо. Так и посадили производство.

Я столкнулся с этим сам – пришел как-то к своему другу в Москве, приехав из Минска, привез ему партию дезодорантов из Белоруссии: “Поставь на реализацию”. Я вообще-то таким не занимался, но тогда мне очень нужны были деньги. Он взял – и сразу отдал мне в два раза больше, чем они стоили. А сам поставил на продажу в три раза дороже, чем я купил.

И как-то я захожу к нему, приходит бабушка – внуку дезодорант купить. И все остатки своей пенсии за этот дезодорант отдает. Я не выдержал и подарил ей второй. И что-то внутри будто переключилось. Я решил, что не вернусь, пока все это не закончится. В России только сейчас начали от этого оправляться.

– А пятая эмиграция – это тогда кто?

– Это продолжение четвертой волны – вынужденные эмигранты, которые переехали с мамами в возрасте 7-8 лет. Многие по 10-12 лет не были в России, но очень любят ее. Это ребята-романтики, они с детства живут во Франции, но помнят о России, и для них все русское очень близко к сердцу. У них сложился патриотический образ вечной России, такой, которая есть в литературе. Они интегрированы во французскую жизнь, свободно говорят на языке, но зная о своих российских корнях, начинают очень критично относиться к французам.

– Но в желание вернуться в Россию это не выливается.

– Выливается, но это желание не основано на реальных представлениях о России. Многие приезжают в Россию периодически – но это не то же самое, что жить здесь. В России тоже трудно интегрироваться.

– Значит, вы не пожалели, что уехали из России?

– Ни разу не пожалел. Для меня неясно, что могло бы быть со мной в 90-е в России. Музыка, криминал, бизнес – все переплелось. Когда я уехал, мои музыканты попали в одну неприятную ситуацию. У меня были разные составы групп, и это случилось с теми, кто был в Питере. Они заняли денег под проценты, чтобы купить инструменты. Успешным образом начали отбивать эти деньги, им осталось вернуть проценты – и после одного из концертов они забыли в такси клавиши, бас, гитару. Поняли, что просто не расплатятся, и сбежали: один в Израиль, а потом в Испанию, другой на Аляску, а третий в Канаду.
Так что я не жалею – мне нравится жить во Франции. При этом я во Франции существую за счет России – почти все мои проекты связаны с ней. И помощь на проекты часто приходит из России. Так что во Франции я в первую очередь представитель России. А в России – представитель Франции.

– Нынешняя Россия вам нравится?

– Жизнь в России сейчас размеренная, спокойная, как в Европе. А тогда это был какой-то рок-н-ролл, сплошное безумие. Это можно сравнить с временами Doors – ведь у нас рок-н-ролл случился с опозданием на 20 лет. У них был Вудсток в 69-м, а у нас в 89-м был фестиваль “Рок против наркотиков” в Москве.

И когда ты после всего этого приезжаешь во Францию, ты попадаешь совсем в другое время. У них это все 20 лет назад закончилось. Многие эмигранты этого не выдерживали – им не хватало напряжения, какое было в СССР, когда казалось: вот-вот – и ты взлетишь. Вот у “Агаты Кристи” это получилось, они попали в струю времени. Помню, мы пересекались на фестивале в 1989 году. Их знали уже тогда, но они были группой третьей линии (Цой, БГ, Макаревич были в первой). Они назанимали денег, еле сводили концы с концами. А потом записали альбом “Опиум”, и из каждой машины зазвучала эта музыка.

– А почему ваша музыка не попала в струю?

– Их музыка с несколько черным отливом. А наша – достаточно светлая. Может быть, если бы мы начали раньше, она бы прозвучала. А может быть, для нашей музыки только теперь настает время. Если бы ритму моей души больше соответствовала музыка “Агаты Кристи”, я бы, наверное, остался здесь, в России.

– Вот приехали вы во Францию, но там где-то жить надо. И вид на жительство какой-то получить.

-Я приехал на фестиваль “Монпелье” по приглашению своего приятеля-француза – мы выступали на банкете у Ельцина Бориса Николаевича (там были, правда, Добрынин, “Куликово поле” и все такое, мы не очень вписывались). Я приехал к нему и попал в огромный шикарный дом с прислугой! Там и жил. Потом поехал в Париж, у меня было рекомендательное письмо к одному профессору – он иранец, но говорит на шести языках. Я пришел к нему с письмом, он предложил переночевать у них. Я остался и прожил там три недели. Потом нашли студенческое общежитие, мы делили комнату с художником из Узбекистана.

Потом мой знакомый адвокат сказал: у тебя есть возможность остаться не по политической линии, а по юридическому статусу – это уникальная возможность. Ты армянин, у тебя советский паспорт, выданный в Белоруссии, у тебя нет ни русского, ни белорусского, ни армянского гражданства. Тебе нужно собрать бумаги об отсутствии гражданства со всех консульств, и я тебе смогу пробить юридический статус. Я собрал эти бумаги и получил статус резидента без гражданства, который дается Францией пожизненно. У меня появился французский паспорт, только в графе “национальность” написано: “резидент”. У меня те же права, что и у французов, только я не могу участвовать в президентских выборах. При желании теперь я могу сменить статус резидента на статус гражданина. Я займусь этим, но это большая бюрократическая волокита.

– Долго оформляли статус резидента?

– Два года. Если говорить о бизнесе, то я получил право на заключение официальных контрактов. До этого, когда я работал музыкантом с французами, платили одному из французов, а потом делили на всех. Потом я стал полноправным почти гражданином, создал ассоциацию, она занимается организацией концертов и фестивалей. Помимо этого, я еще вице-президент Русской общины Франции. Это очень удобная форма, так как во Франции очень тяжело заниматься коммерцией, любое коммерческое предприятие облагается огромным налогом. Для артистов форма ассоциации – самая удобная.

– И что это за Русская община?

– Она существует с 2005 года, с 2008 года я ее вице-президент. В ней состоит от 5 до 7 тысяч членов. Эта община – часть Союза русских общин Европы. Мы выпускаем издание “Русская душа в Париже”, а раньше выходила газета “Русская мысль”. Организуем КВН, фестиваль “Русское слово”, Новый год.

– И откуда берете деньги на все это?

– Знаете, во Франции особая ситуация. В Лондоне, например, как рассказывают коллеги, русской общине сразу дали стартовые деньги, как только они организовались. А впоследствии люди, которые были в общине, платили членский взнос по 10 фунтов в год. Во Франции невозможно попросить у членов общины 10 евро в год, это не принято, будет неправильно расценено, у людей другая ментальность. Поэтому приходится делать заявки в частные фонды, частным спонсорам, чтобы что-то провести. Это очень усложняет процесс. Например, когда мы выпускали последний номер, у нас был договор с издательством, но в последний момент часть спонсоров отказалась. Тираж 5 тысяч пришлось издавать в долг.

– В общину эмигранты зачем вступают? Это чем-то может помочь?

– Как правило, люди, приезжающие в страну, не сразу вступают в общину, а лишь тогда, когда все устаканилось и уже не болит голова о том, где жить, что есть, куда бежать. Когда они готовы душой отдохнуть, пойти куда-то, тогда они вступают в общину.

– Жизнь во Франции сильно отличается от жизни в России?

– По сути Франция – это страна сложившегося социализма. Французы любят пожаловаться, что они живут плохо, но на самом деле это не так. То, что для русского человека часто является предметом шика, для них обычное дело. Например, для француза пойти в ресторан – это не событие. Так же, как купить хорошего вина или зайти в магазин по дороге с работы и полностью поменять себе гардероб. Чтобы пригласить друзей на ужин, можно накануне зайти в ресторан, купить там вкусные блюда, закинуть все домой в холодильник, переодеться в новую одежду и тут же идти в бар с подругой. “Вы не понимаете, от чего вы свободны”, – говорю я им. И так даже в маленьких городах. Если у нас в городе, где 60 тысяч населения, ничего нет, кроме маленького ресторана, то у них там есть все: шикарные магазины, рестораны, клубы. Может быть, не хватает культурных мероприятий, но хотя бы есть куда пойти.

Это настолько доступно, что они не подозревают, что может быть по-другому. Им очень нравится в России общаться с русскими, но они не знают трудностей, с которыми сталкиваются русские люди. Не знают, что русским нужно приложить гораздо больше усилий, чтобы быть в форме и достойно себя представлять.

Со мной была такая история. Захожу как-то в кафе на Монмартре: стоит бабуля лет под 80, пьет кир и ругает президентов – и бывшего, Саркози, и Олланда. Все ей не так. Я подхожу к ней побеседовать. Из разговора выясняю, что она живет на Монмартре, у нее есть квартира, есть пенсия, накоплены семейные деньги. Она запросто может на себя тратить 3 тысячи евро в месяц. Я говорю: “Мадам, вы вот ругаетесь на свое государство. Но если б вы поехали в Уфу или Челябинск и попробовали там на 100-200 долларов в месяц одну зиму провести, вы бы поняли, как хорошо живете. Я понимаю, что вы, может быть, знали времена и лучше, но все познается в сравнении”. Она очень удивилась – никогда об этом не задумывалась.

– Современная Россия ближе к Европе, чем к СССР?

– Как ни странно, почти наоборот. Мы часто ругаем 80-е, говоря: того не было, сего. Но атмосфера именно тогда была похожа чем-то на европейскую. Например, во время путешествий. Помню, в 1984 году мы с родителями поехали из Минска в Питер, потом поехали в Прибалтику – открытые границы! – везде жили в гостиницах, ели в ресторанах, и это не казалось дорогим удовольствием. Было очень здорово, ты чувствовал, что живешь в одной большой стране, как бы разделенной на штаты с разными культурами. Идея была хорошая – и европейцы ее отчасти заимствовали. Единственный минус – они сделали единую валюту для всех стран и очень сильно просадили уровень жизни во Франции и Германии. Насколько я знаю, во Франции при переходе с франков на евро уровень жизни упал в 2-3 раза, так как цены подскочили очень быстро. В России сейчас идет возврат к советской идее через Евразийский союз.

Но вообще надеюсь, что когда-нибудь Европа и, возможно, Азия, станут единым большим домом.

Анастасия ДМИТРИЕВА

Все ей не так.

Эмиграция во Францию: как стать французом

Если вы собираетесь приехать во Францию на ПМЖ, то вам не помешает узнать про особенности французской жизни, тогда вам будет проще стать частью французского общества. Поговорим о последовательных шагах, которых помогут вам стать и почувствовать себя французом.

Почему у многих людей возникает мечта приехать во Францию и остаться здесь? Потому что это страна действительно широких возможностей. Европейская страна — а уже этим многое сказано. Если вы хотите жить в независимом государстве с сильной экономикой, получать достойную зарплату и иметь возможность заниматься любимым делом, то Франция подходит для этого как нельзя лучше.

Нельзя забывать и про перспективы. Приехать во Францию с детьми — это решение для самых дальновидных людей, которые действительно заботятся о своих детях. Получив образование не где-нибудь, а во Франции, можно рассчитывать на получение самой перспективной работы практически в любой стране Европы. А это значит, что и уровень жизни ваших детей с самого начала будет весьма высоким.Кроме того, Франция манит тех, кто хочет действительно жить в атмосфере свободы и независимости. Такая атмосфера есть далеко не в каждом государстве. Но во Франции у вас действительно будет возможность свободно говорить всё то, что вы думаете, и не бояться никакого преследования. Здесь можно не бояться неправомерных действий со стороны правоохранительных органов, с чем нередко приходится сталкиваться, к сожалению, на территории большинства стран постсоветского пространства. Здесь имеется доступ к справедливому суду, недаром многие приезжают жить во Франции именно с целью осуществить защиту прав в ЕСПЧ. И самое главное — во Франции люди относятся друг к другу уважительно независимости от социального статуса и обеспеченности каждого из них. Всё это превращает Францию в страну, действительно комфортную для проживания современного человека, которому близки ценности европейской цивилизации и который хочет прожить счастливую жизнь и дать наилучшее будущее своим детям.Наш разговор пойдёт о том, как не просто приехать жить во Франции, но по-настоящему адаптироваться к этой стране, чтобы хорошо понимать французов, чтобы они хорошо понимали вас, а самое главное — в итоге вы смогли бы чувствовать себя во Франции как дома и у вас возникло бы желание остаться здесь навсегда.

Французский язык и местные ценности

Если вы собираетесь приехать жить во Франции, то очень важно выучить французский язык. Он вам потребуется буквально на всех этапах, потому что даже составлять запрос в банк на то, чтобы вам открыли банковский счёт во Франции, уже нужно на французском языке. На этом же языке с вами будут общаться во всех инстанциях, в которые вам может потребоваться обратиться на территории этой страны. И даже договор аренды жилья во Франции составляется на французском. Всё это говорит о том, что чем более высокий уровень владения этим языком вы будете демонстрировать к моменту прибытия во Францию, тем проще вам будет освоиться в данной стране.«Письменный французский», то есть используемый при составлении договоров — это ещё один важный аспект, так как договор всегда имеет очень большое значение, так что здесь лучше не полагаться на собственные силы и какие-то базовые основы языка, а обратиться к профессионалам в Кофранс, чтобы для вас составили и перевели текст договора на высоком уровне, а также разъяснили всё то, что может иметь значение в этом договоре. Благодаря этому вы будете уверены, что договор аренды жилья или любой другой договор во Франции заключён с соблюдением всех формальностей и вы сможете знать, что он реально защищает ваши права.

Вообще же, если вы собираетесь приехать во Францию на ПМЖ, то нужно быть готовым к некоторому дискомфорту, когда ваш основной язык станет не русским, а французским. Мы часто недооцениваем, насколько важно для нас то, что мы говорим на том или ином конкретном языке, как и то, что язык нам нужен не столько для общения, сколько для мышления. Именно через язык мы видим и познаём мир, и естественно, что когда происходит замена одного языка на другой, то это сильный стресс для нашего сознания. Но всё это можно преодолеть, и со временем вы научитесь думать и говорить на французском так же непринуждённо, как делаете это сейчас на своём родном языке. Выучить французский язык, живя во Франции, совсем несложно, это в разы проще, чем сделать то же самое, если вы будете жить в своей родной стране, где разговаривать по-французски просто не с кем. Но чем раньше вы начнёте учить этот язык, тем лучше.

Что касается ценностей, то основная ценность Франции — это свобода, толерантность и возможность иметь своё мнение, при уважении к мнению других. Если вас тянет приехать жить во Франции, то наверняка вы и сами разделяете эти ценности, так что с этим никаких затруднений у вас не возникнет.

Быть или не быть эмигрантом?

Казалось бы, если вы приехали жить во Франции на ПМЖ из другой страны, то вам никуда не деться от статуса эмигранта. Однако здесь речь идёт о более глубоких вещах. Дело в том, захотите ли вы навсегда остаться именно «эмигрантом», или же вашим выбором будет растворение во французской жизни. Обычно каждый, кто приезжает сюда, идёт по одному из этих двух путей. Что можно получить в том и в другом случае?

1) Остаться «эмигрантом» — значит общаться в основном со своими соотечественниками, которые тоже решили приехать во Францию и обосноваться здесь. При желании это совсем несложно, так как «эмигрант эмигранта видит издалека», и вам будет совсем несложно найти в среде эмигрантов и друзей, и знакомых, и представителей всех тех профессий, которые вам нужны. Если вы, к примеру, хотите получить работу парикмахера, сиделки или другую подобную профессию, то вам предложат работать в «эмигрантском секторе», то есть обслуживать других эмигрантов и получать за это деньги. Плюсы у всего этого довольно большие: вас будут предпочитать в данной среде не-эмигрантам, вы станете членом определённого «братства», сможете рассчитывать на взаимопомощь, вам не придётся конкурировать с французами за рабочие места. Но есть и минусы, из которых первый — это проживание в определённом «гетто», ограждением которого станут не стены, а ваше собственное незнание языка, принципов местной жизни и так далее.

2) Стать «французом» — значит сразу обзавестись знакомствами среди французов и общаться преимущественно с ними. В этом случае вы сможете рассчитывать на более широкий круг профессий, которые вам будут доступны. Однако конкуренция за рабочие места во Франции очень высока, так что это не очень просто. Но огромным плюсом является то, что вы сможете общаться с самыми разными людьми, ваш круг общения не будет ограничен, и вы наверняка сможете почувствовать французскую жизнь намного лучше, чем если будете ограничены только эмигрантскими рамками.Этот выбор не такой простой, но лучше сразу определиться, по какому пути вы пойдёте, когда приедете жить во Франции. Так или иначе, но вы фактически сделаете этот выбор уже в первые полгода, и чем дальше, тем труднее будет что-то изменить, вот почему лучше сразу решить, что вас больше привлекает — жизнь в дружной общине эмигрантов или свободное общение со всеми французами.

Деньги и налоги во Франции

Чтобы комфортно жить во Франции, нужно сразу определиться и с деньгами. Чтобы вас пустили в страну, вам нужно будет открыть банковский счёт во Франции, с него вы сможете тратить деньги, пока вы находитесь в стране. Но это только половина дела, такую процедуру приходится проходить всем тем, кто собирается приехать во Францию пусть даже на небольшое время. Если же вы собираетесь по-настоящему жить во Франции на ПМЖ, то нужно заняться тем, чтобы полностью перевести свои активы на счета европейских банков. Кстати, не обязательно выбирать именно французский банк, потому что почти все европейские банки имеют одинаковый статус и в каждой европейской стране признаются как свои. Так что вы можете отыскать такой банк, который будет полностью вас устраивать, найти его будет намного проще, если воспользоваться услугами компании Кофранс. Размещение активов в Европе выгодно ещё и потому, что такие счета вам никогда не заморозят по необоснованному решению суда той или иной неевропейской страны. Вам придётся и тратить деньги во Франции, если вы собираетесь здесь навсегда остаться, вот почему ещё отправка денег на счета европейских банков очень важна. Чтобы всё прошло гладко, лучше заранее продумать, как осуществить перевод, чтобы потерять как можно меньше на комиссии и конвертации денег. Вместе с профессиональной компанией Cofrance добиться этого будет намного проще.

Нельзя не сказать и про налоги во Франции. Они здесь не то чтобы больше, но налоговая система Франции значительно сложнее. Поэтому нужно готовиться к тому, чтобы оформлять налоговую декларацию, обозначать все свои доходы, в том числе заработную плату, доход от бизнеса, доход от ренты недвижимости и так далее, и всё это нужно ещё грамотно оформить. Составление налоговой декларации во Франции является делом непростым, так что есть и специальная услуга по уменьшению налогового бремени во Франции. Воспользоваться ей — значит сильно уменьшить свои отчисления в бюджет Франции и благодаря этому сэкономить много денег.

Налоговые ставки во Франции повыше, чем в России, плюс нужно платить налог на владение и пользование недвижимостью. Обязательно посчитайте всё это, прежде чем приехать во Францию на ПМЖ, тогда ваш бюджет будет лучше спланирован, а налоги во Франции не станут для вас неожиданностью.

Жильё и работа во Франции

Если вы только приехали жить во Франции, то в большинстве случаев можно остановиться на таком варианте, как съёмное жильё. Многие французы живут в съёмных квартирах не то что длительное время, но почти всю жизнь, и не видят в этом ничего особенного. Если вы заключаете договор аренды жилья во Франции, то получаете очень много прав на это жильё, вас практически не могут выгнать ранее означенного срока, не могут поднять квартплату ранее, чем истечёт действие договора, при этом и сами договоры чаще всего заключаются на срок в несколько лет, так что всё весьма стабильно.Если вы захотите снять квартиру в Париже, то вам придётся столкнуться с тем, что здесь предлагаются совсем небольшие квартиры, которые могут иметь площадь всего в пару десятков квадратных метров. Это намного меньше, чем то, к чему привыкли жители большинства других стран, но французы живут в таком формате достаточно комфортно и не загромождают свою квартиру лишним хламом, а напротив, используют каждый квадратный метр с максимальной выгодой.

Покупка недвижимости во Франции тоже предполагает достаточные затраты денег, и если вы хотите потратить их поменьше, то лучше выбирайте не Париж, а провинцию или хотя бы пригороды Парижа. Не забудьте и о том, чтобы решить вопрос с парковкой вашего автомобиля, потому что парковаться где попало во Франции нельзя, и если у вас отсутствует гараж или собственное парковочное место, то придётся пользоваться платной парковкой, что разорительно.

Работу во Франции найти сложно, это даже для самих французов непростая задача. Проще всего это для тех, кого приглашает во Францию работодатель, потому что не приходится ни с кем конкурировать, а также все документы, такие как виза и страховой полис во Франции, будут оформлены почти что без вашего участия. Если вы хотите получать деньги во Франции без конкуренции за рабочие места с французами, то подумайте над такой возможностью, как открытие бизнеса во Франции. Купить бизнес во Франции можно по не такой высокой цене, и это часто поможет вам получать доход во Франции, не особо напрягаясь.

Хотите приехать во Францию на ПМЖ? Узнайте о том, к чему нужно быть готовым эмигранту во Франции и как привыкнуть к местной жизни и обустроиться на новом месте.

Он вам потребуется буквально на всех этапах, потому что даже составлять запрос в банк на то, чтобы вам открыли банковский счёт во Франции, уже нужно на французском языке.

Русские во Франции — что нужно знать, к чему придётся привыкать и дорого ли жить в этой стране

Гражданство Франции.

Читайте также:  Получение вида на жительство в Швеции через воссоединение семьи
Добавить комментарий