Борьба с коррупцией в Сингапуре: высокие заработные платы чиновников и высокая ответственность

Борьба с коррупцией в Сингапуре: высокие заработные платы чиновников и высокая ответственность

Сингапур – это уникальное государство, которое развивается исключительно собственным путём, применяя строгие меры наказания и высокие заработные платы. Некогда отсталая и закоррумпированная страна за 30-40 лет развития достигла потрясающих экономических показателей. И причиной такого прорыва стало именно жёсткое искоренение коррупции. После обретения независимости сингапурское правительство встало перед выбором: погрузиться в воровство и личное обогащение, предоставив возможности своим друзьям и родственникам стать лидерами «Форбс» и оставить население страны на выжженной земле, или же победить массовую коррупцию и беззаконие, чтобы вывести страну на пьедестал мирового первенства. Руководство страны выбрало второй путь развития событий. В результате весь мир познал про «сингапурское чудо» и узнал, что с коррупцией можно бороться очень эффективно и относительно быстро. Борьба с коррупцией в Сингапуре – это показательный мировой пример и опыт, который многие страны, в том числе и Россия, могли бы взять на заметку. Однако, чтобы ввести понятие «честность» в работе чиновников, правительство должно быть готово сажать своих друзей и родственников, так говорил лидер Сингапура Ли Куан Ю.

Борьба с коррупцией в Сингапуре

Причины высокой коррумпированности в Сингапуре

Борьба с коррупцией в Сингапуре

Получив юридическую независимость, Сингапур получил тяжёлое наследие. Страна безо всяких природных ресурсов, включая пресную воду и песок, погрязла в многоуровневой коррупции, которая трепетно поддерживалась как самим населением (у китайцев не принято приходить в гости и на приём к чиновнику без подарка), так и всем административным аппаратом.

Законодательство было двойственным, слабым и толком не охватывало сферу взяточничества, правоохранительные органы не обладали властью для решения антикоррупционных вопросов, а малые заработные платы чиновников служили платформой для повсеместных поборов.

Все эти явления сочетались с неграмотностью и необразованностью населения и усугублялись устоявшимися нормами общества.

Жить по-честному не собирался никто: государственные служащие без зазрения совести пользовались служебным положением, а население получало доступ до каких-либо услуг и ресурсов.

Сломать сложившееся положение в обществе мог только комплекс мер, направленных на каждого члена общества, от верховных чиновников до простого гражданина. В 1965 году борьба с коррупцией в Сингапуре стала задачей №1 для нового правительства страны.

Антикоррупционная политика государства

Борьба с коррупцией в государстве

Практически каждый россиянин слышал о том, что Сингапур победил коррупцию на своей территории, но далеко не каждый знает ответ на вопрос: «Как в Сингапуре победили коррупцию? Какие методы были применены и как закрепили результат?». Согласитесь, вопросы очень актуальны для нашей российской действительности.

Сингапурское правительство, начавшее борьбу с разгулом коррупционной преступности, обратило внимание на корень проблемы – маленькие заработные платы чиновников. Однозначно, люди, наделённые властью, компенсировали небольшие заработки взятками.

Кроме того, полностью отсутствовало понятие «прозрачности» и контроля над работой госслужащих всех рангов. Начиная борьбу с коррупцией, новое правительство страны исходило из трёх основных принципов:

  1. Коррупция в Сингапуре должна быть искоренена, и это государственный ПРИОРИТЕТ.
  2. Борьба с коррупцией осуществляется БЕЗ ИСКЛЮЧЕНИЙ, при этом всех чиновников лишили права неприкосновенности.
  3. Введено понятие «ПРЕЗУМПЦИЯ ВИНОВНОСТИ», то есть доказательством взяточничества можно считать жизнь не по средствам.
  4. Подключение СМИ.

Направления борьбы с коррупцией

Понимая остроту проблемы в целом для страны, правительство во главе с премьер-министром Ли Куан Ю принимает решение о беспрецедентном комплексе мер против коррупции.

Ужесточение законодательства и ответственности каждого государственного служащего

Была введена новая система законов:

  • удалена двусмысленность и неоднозначность всех законодательных актов;
  • разработаны и введены новые законы страны;
  • введена жёсткая система наказаний по «коррупционным» статьям для всех без исключения государственных служащих, которых лишили права неприкосновенности;
  • введён юридический термин «презумпция виновности», где в качестве виновности во взяточничестве использовались показатели жизни чиновника (уровень жизни должен соответствовать только трудовым доходам);
  • расширены полномочия прокуроров и правоохранительных органов в вопросах антикоррупционной деятельности;
  • проведена реформа судейской системы.

Введение тотального контроля над работой чиновников

В начале 1960 года был введён закон «О предотвращении коррупции», который определил образование специального Бюро по борьбе с коррупционерами. В начале своей деятельности Бюро состояло из 140 человек и трёх подразделений, каждое из которых имело исключительные полномочия:

  • следственное. Занималось непосредственными расследованиями, обысками, допросами не только чиновников, но и членов их семей;
  • справочно-информативное. Занималось отбором кандидатов на государственные посты посредством конкурса и собеседований, а также выявлением слабых мест в рабочих процессах чиновников;
  • вспомогательное. Обеспечивало финансовую деятельность бюро.

Значительное повышение уровня заработных плат госслужащих

Повышение зарплаты

Чтобы у государственных служащих не было соблазнов в получении взяток, им повысили оплату труда и одновременно ввели строгую систему наказаний. Та методика расчёта заработной платы государственных служащих, которая была введена в самом начале антикоррупционной программы, действует по настоящее время. Доходы чиновников формируются, исходя из суммы в 2/3 части дохода частного (коммерческого) сектора за аналогичный период, отражённые в налоговых декларациях

Подключение СМИ в процесс освещения всех коррупционных скандалов

Таким образом, формировался институт «совести и позора» для всех граждан сингапурского общества.

Деятельность специализированного бюро

Несмотря на то, что в стране было введено специализированное бюро по борьбе с взяточничеством и халатным отношение к своей работе чиновников, Сингапур избежал репрессий в прямом смысле этого слова.

Он не стал перенимать опыт Китая, где применялись публичные расстрелы провинившихся чиновников, но достаточно жёстко занимался искоренением «заразной жадности». Бюро по расследованию случаев коррупции действует по настоящее время, оно наделено авторитарными полномочиями, которые имеют черты прокурорского надзора и следственного комитета.

Члены бюро имеют право входить в любое помещение, изымать вещественные доказательства, проверять банковские счета и любые финансовые документы, а также обыскивать и допрашивать подозреваемых.

Справочно-информативное подразделение бюро занимается отбором кандидатов на государственные должности, проводят кастинги и собеседования, отвечают за повышение квалификации работающих государственных служащих, а также занимаются выявлением и устранением слабых мест в работе чиновников, которые могут привести к взяточничеству или коррупции.

Наказание за коррупцию

Наказание за коррупцию

Объявив борьбу с взяточничеством, государственным приоритетом Сингапур буквально разорвал шаблон о нормальности азиатской коррупции. А став мировой экономической державой, после искоренения «заразной жадности», Сингапур подтвердил мнение, что коррупция – это тормоз в развитии любой страны.

Способствовали успеху ужесточение наказаний и повышение заработных плат госслужащих. Ровно тридцать лет, как в Сингапуре применяется следующая система наказаний для чиновников, которые замешаны в коррупционной деятельности: минимальный денежный штраф в размере 100 тысяч сингапурских долларов (курс к рублю 1:48) + конфискация имущества, нажитого на нетрудовые доходы + тюремное заключение.

За дачу ложных показаний в ходе антикоррупционных действий обвиняемому назначается минимальный штраф в 10 тысяч местных денежных единиц и (или) тюремный срок в зависимости от тяжести преступления.

Высокие результаты

За три десятка лет сингапурская антикоррупционная программа дала исключительно высокие результаты. Самым главным показателем победы над сингапурской коррупцией можно считать собственную развитую экономику с высоким индексом доверия инвесторов. Приток инвестиций закономерно привёл к развитию рынка труда, товаров и услуг, что в свою очередь повысило оценку уровня оплаты труда.

Поэтому среднемесячный доход сингапурского жителя сейчас составляет сумму соизмеримую со 150-200 тысячами рублей. Кроме экономических показателей, результатами сингапурской антикоррупционной деятельности можно назвать исключительно высокий уровень сознательности и чистоты рядов государственной службы, прозрачность предоставления государственных услуг и высочайший уровень безопасности страны в целом.

Смело можно сказать, что Сингапуру удалось подавить коррупцию в рядах своих государственных служащих.

Борьба с коррупцией в лицах

Борьба в лицах

Многие россияне интересуются вопросом: «Кто был президентом Сингапура, победившим коррупцию?». Если быть точными, то антикоррупционную деятельность Сингапура вёл премьер-министр Ли Куан Ю. Годы его правления в стране 1965-1990 год, и именно в эти годы была поставлена и проведена основная борьба с коррупцией.

Специализированное Бюро расследований по вопросам коррупции напрямую подчинялось только ему. Его вклад в развитие страны Сингапур трудно переоценить, хотя многие упрекали его в том, что он вмешивается в частную жизнь сингапурцев. Этот целеустремлённый человек был настолько предан идее очистки рядов сингапурских госслужащих от «заразной жадности», что посвятил ей большую часть своей профессиональной деятельности.

Очень интересными являются его мемуары «Из третьего мира в первый», где он рассказывает о тернистом пути развития Сингапура, об искоренении коррупции и внутренней борьбе, о важности высокой оплаты труда.

Созданное с нуля великое экономическое чудо — это Сингапур. Коррупцию победил именно Ли Куан Ю — сильный и решительный лидер с высокими моральными принципами и твёрдыми убеждениями

Возможность перенятия опыта для России

Большинство российских аналитиков и политиков в один голос говорят о том, что перенятие сингапурского опыта в вопросах борьбы с взяточничеством в России нецелесообразно и контрпродуктивно.

По их мнению, это связано с различиями в истории, географии и масштабах наших стран, отличающихся менталитетом, а также невозможностью применения жёстких авторитарных методов на территории РФ.

Однако и действующие российские антикоррупционные программы также не дают результатов. Наша страна находится в мировом рейтинге стран по уровню коррупции на почётном четвёртом месте между африканскими странами Сомали и Гвинеей (данные на 2018 год).

Если когда-нибудь российское правительство примет во внимание мировой опыт Сингапура и оттолкнётся от их основополагающих моментов, то, возможно, в нашей стране начнётся закат коррумпированности власти. Для этого нужно:

  • чтобы политическая верхушка власти была искренне настроена на искоренение коррупции и не боялась «сажать своих родственников и друзей»;
  • применять комплексный подход;
  • создать Антикоррупционное Ведомство (агентство, бюро), которое будет автономным подразделением от всех иных ветвей власти и свободным от коррупции;
  • нужно регулярно анализировать работу государственных служащих и выявлять слабые звенья в работе чиновников. По итогам анализа уничтожать все возможности проявления коррупции;
  • установить высокие заработные платы госслужащих в сочетании с высокой степенью уголовной и административной ответственности.

Интересно, какой из пунктов никак нельзя применить в России? Какой из пунктов не может быть применён в соответствии с историей, географией и масштабами нашей страны?

Заключение

Сингапур – это территориально небольшое островное государство, которое превратилось за три десятка лет в лидера мирового сообщества. Ни одна другая страна мира до сих пор не смогла продемонстрировать такие быстрые и такие значительные успехи в области экономики и борьбы с коррупцией. Сингапурское правительство во главе с премьер-министром Ли Куан Ю, ввело обширный комплекс мер, который включал в себя:

  • изменение законодательства, снятие неприкосновенности госслужащих, ужесточение мер наказания для чиновников в сочетании с тотальным контролем над их работой, проведением внезапных проверок и ротации кадров;
  • значительное повышение оплаты труда государственных служащих в целях развития экономики страны в целом;
  • громкое освещение коррупционных скандалов в средствах массовой информации и формирование общественного осуждения.

Эти меры оказались настолько эффективными, что практически искоренили коррупцию. Несмотря на это в незначительной доле коррупционеры всё же ведут свою незаконную деятельность в Сингапуре, смело можно сказать, что по российским мерам в Сингапуре коррупции нет, а правительство находится на страже интересов своих граждан.

В 1999 году закончила с отличием Волгоградский институт экономики, социологии и права по специальности экономист. С 2007 года и по настоящее время работаю в сфере недвижимости, в качестве индивидуального предпринимателя. Занимаюсь юридическими вопросами купли-продажи, дарения и наследства объектов жилого и нежилого фонда. Также в мои обязанности входит составление договоров и консультирование клиентов. Путешествия – это мое главное хобби. Писать статьи люблю со времен студенчества, нахожу это интересным и познавательным. Буду рада, если мои статьи окажутся полезными и помогут читателям разобраться в интересующих их вопросах.

Борьба с коррупцией в Сингапуре: высокие заработные платы чиновников и высокая ответственность

Войти

Авторизуясь в LiveJournal с помощью стороннего сервиса вы принимаете условия Пользовательского соглашения LiveJournal

Как победили коррупцию в Сингапуре? Эффективные методы борьбы

Коррупция, это раковая опухоль на теле любого государства. Коррупция, это самое страшное что может произойти с обществом. Коррупция рождает не эффективную экономику, рост цен, преступность, бунты и даже революцию.

Для того чтобы чиновник смог произвести действия коррупционного характера, ему нужны подельники, заместители, бизнесмены, прокуратура, прикрытие от вышестоящих госслужащих. И вот мы уже наблюдаем мафиозную группу, которая повязана друг с другом преступлением, которая обладает административным ресурсом и чувствует себя абсолютно безнаказанно. Они могут совершать и другие преступления ибо знают, что в случае чего, поддельники их прикроют.

Если гражданин или бизнесмен пострадавший от коррупции попытается наказать коррупционера-чиновника с помощью закона, у него это не получится, полиция не примет заявление, а суды не будут принимать обвинительное заключение. Более того на гражданина или бизнесмена может начаться банальная травля со стороны проверяющих органов или даже могут против него сфабриковать дело и отправить под суд. Газеты и телевидение не расскажут о коррупционных делах, ибо они подконтрольны административному ресурсу.

Коррупционер является потенциальным предателем и изменником родины, любая спецслужба проведя небольшие оперативные работы, может запросто выяснить о коррупционных связях чиновника и шантажировать его. Если коррупционер не будет выполнять приказы иностранных спецслужб, то в западной прессе появятся обличительные статьи о махинациях чиновника, чиновник попадёт в черный список стран америки и европы, все его счета в западных банках будут заморожены.

Читайте также:  Карта Беларуси Как С Добром Добраться!

Можно сколько угодно рассуждать о пути развития государства, о борьбе с бедностью и преступностью, о прорыве экономики и т.д., но пока не будет уничтожена коррупция, любые начинания о развитии будут безрезультатны.

Сегодня я хочу вам рассказать как победили коррупцию в одном государстве под названием Сингапур. На самом деле как бы страшна не была коррупция на первый взгляд, она очень уязвима, самое главное чтобы был чист и честен всего один человек – руководитель государства.

Как победили коррупцию в Сингапуре

Борьба с коррупцией как приоритет

Сингапур – страна, победившая коррупцию буквально за 40 с небольшим лет. При этом удалось не только избежать массовых расстрелов чиновников, как в Китае, но и даже обойтись без особо жестких репрессий.

Когда британцы в середине 50-х годов покинули свою колонию – Сингапур, гражданам Сингапура досталась очень слабая законодательная база, практически необразованное население, низкие зарплаты, непрозрачная экономика, повсеместная коррупция. И крайне смутные перспективы. Ли Куан Ю вместе со своей партией “Народное действие” выиграл выборы и стал премьер-министром, именно он стал символом борьбы с коррупцией, лозунгом которого был: “Хочешь победить коррупцию, будь готов отправить за решётку своих друзей и родственников.”.

Как вы уже поняли, одной из первых задач, которой занялась команда Ли Куан Ю, стало уничтожение коррупции и повышения доверия и уважения к государству среди населения.

Антикоррупционная кампания состояла из четырех элементов, первым из которых стало создание мощной независимой службы по борьбе с коррупцией. От британского колониального правительства осталось Бюро по расследованию коррупции – БРК, но его полномочия были крайне путаны, и занимались его сотрудники очень
мелкими делами в нижних и средних эшелонах полиции, среди инспекторов, контролировавших лоточную торговлю, инспекторов по землеустройству и т.д. Ли Куан Ю значительно усилил БРК, переподчинил его премьеру Сингапура и наделил поистине безграничными полномочиями.

Лишить чиновников неприкосновенности

Параллельно всех чиновников и их семьи лишили неприкосновенности. Агенты БРК получили право проверять банковские счета, имущество не только самих чиновников, но и их детей, жен, родственников и даже друзей! Если клерк и его семья живут не по средствам, бюро автоматически, не дожидаясь команды сверху, начинает расследование. Расследования БРК были сосредоточены на крупных взяточниках в высших эшелонах власти. С мелкими чиновниками-жуликами
боролись путем упрощения процедур принятия решений и удаления всякой двусмысленности в законах, вплоть до отмены разрешений и лицензирования в менее важных сферах общественной жизни. Параллельно судам было предоставлено право конфисковывать доходы, полученные в результате коррупции.

В 1989 г. максимальную сумму штрафа за коррупционные действия увеличили с 10 до 100 тысяч сингапурских долларов. Дача ложных показаний БРК или введение следствия в заблуждение стало нарушением, каравшимся тюремным заключением и штрафом до 10 тысяч сингапурских долларов. Причем БРК не раз проводило расследования и в адрес самого Ли Куан Ю, и в адрес его семьи, но результатов они не имели. За время деятельности БРК было посажено несколько федеральных министров, глав профсоюзов, общественных деятелей, топ-менеджеров государственных компаний.

Без компромиссов

Вот один из эпизодов, как власти Сингапура призывали к ответу высокопоставленных чиновников. Ви Тун Бун был министром министерства охраны окружающей среды в 1975 году, когда он совершил поездку в Индонезию со своей семьей. Поездка была оплачена подрядчиком, строившим жилье, интересы которого он представлял
перед государственными служащими. Он также получил от этого подрядчика особняк стоимостью 500 тысяч сингапурских долларов, а также два кредита на имя его отца на общую сумму 300 тысяч сингапурских долларов для спекуляций на фондовом рынке, которые были выданы под гарантии этого подрядчика. Он был обвинен, осужден и приговорен к четырем годам и шести месяцам тюрьмы. Он обжаловал приговор, но обвинение было оставлено в силе, хотя срок заключения
и был уменьшен до 18 месяцев.

Жить по средствам

Второй элемент антикоррупционной программы: в Сингапуре была фактически введена презумпция виновности агента правительства, любого государственного ведомства или государственной общественной организации. В 1960 г. был принят закон, который позволял считать доказательством взятки то, что обвиняемый жил не по средствам или располагал объектами собственности, которые он не мог приобрести на свои доходы, как подтверждение того, что обвиняемый получал коррупционные доходы.

Любое вознаграждение, полученное чиновником от лица, искавшего связи с правительством, будет считаться заплаченным коррупционным путем в качестве стимула или награды, пока не доказано обратное. Это фактически переносит бремя доказывания своей невиновности на служащего, который должен убедить суд, что вознаграждение не было получено в рамках коррупционной схемы. В случае, если вина чиновника доказана, то его имущество подлежит конфискации, чиновник платит огромный штраф, садится в тюрьму на достаточно приличный срок. При этом его семья считается опозоренной, и никто из членов семьи хорошую работу в Сингапуре найти не сможет.

Большая зарплата как залог порядочности

Третий элемент – были радикально повышены зарплаты чиновников. Ли Куан Ю утверждал, что госслужащим стоит платить самые большие зарплаты потому, что они заслужили это, представляя собой порядочное и честное правительство. Если им недоплачивать, они могут поддаться соблазну и вовлечься в коррупционные действия.

Повышение зарплат привело к тому, что в государственный сектор перешли лучшие специалисты. Когда в стране начался быстрый экономический подъем, заработная плата чиновников начала расти пропорционально доходам частного сектора. Госслужащим и судьям, занимающим ответственные посты, были подняты зарплаты до уровня топ-менеджеров частных корпораций. Первоначально заработная плата была установлена фиксировано на высоком уровне.

Ли Куан Ю посчитал эту систему неэффективной и предложил новую, согласно которой пересмотр жалованья министров, судей и высших государственных служащих стал бы автоматическим, привязанным к сумме налогов на доходы, уплачиваемых частным сектором. Сама формула расчета заработной платы, которая работает до сих пор, выглядит так: уровень оплаты труда чиновника определялся как 2/3 дохода работников частного сектора сопоставимого ранга, показанного ими в налоговых декларациях.

Фактор СМИ

Четвертый элемент – формирование независимых, объективных СМИ, освещавших все найденные факты коррупции. Чиновник, пойманный на чрезмерных расходах, взятке, сразу же становится “героем” первых полос.

«Хочешь победить коррупцию, будь готов отправить за решётку своих друзей и родственников»

Сингапур – одно из самых развитых государств мира. Залогом его успеха является созданная здесь эффективная система борьбы с коррупцией. Благодаря ей Сингапур стал наименее коррумпированной страной в Азии.

Обретя независимость и отделившись в 1965 году от Малайзии, Сингапур начал постепенно и самостоятельно развивать свой экономический потенциал. Благодаря грамотному управлению и честным чиновникам произошло его становление в качестве финансового, торгового и культурного центра не просто регионального, а мирового масштаба.

Амбициозный реформатор Ли Куан Ю.

Во время образования Сингапура как государства, у власти было правительство реформаторов, которое возглавлял целеустремлённый премьер-министр Ли Куан Ю. Он взял курс на создание в стране благоприятного климата для ведения бизнеса и привлечение иностранных инвестиций, а значит, искоренения коррупции как главного препятствия на этом пути.

«Чтобы побороть коррупцию, начните с того, что посадите трех своих друзей. Вы точно знаете за что, и они знают за что». Эту фразу приписывают Ли Куан Ю и именно она характеризует его как государственного деятеля и начатую им борьбу с коррупцией в Сингапуре.

Бюро по расследованию случаев коррупции

Для борьбы с коррупцией в Сингапуре было создано Бюро по расследованию случаев коррупции. Оно занималось рассмотрением жалоб, содержащих обвинения в коррупции, расследованием случаев халатности и небрежности, допущенных государственными служащими, а также проверками законности их действий и решений.

Методы работы Бюро поистине авторитарны. Недаром на его логотипе написано «Swift and sure» (Быстрый и уверенный). Оно имеет исключительное право без решения суда задерживать и обыскивать подозреваемых в коррупционных деяниях, если на то есть основания. Может вести расследование не только в отношении подозреваемого, но также его родственников и поручителей, проверять любые их банковские, долевые и расчетные счета и финансовые записи. Может вызывать на допрос свидетелей, а также расследовать любые правонарушения, вскрывающиеся в ходе изучения коррупционного дела.

Коррупция, это раковая опухоль на теле любого государства. Коррупция, это самое страшное что может произойти с обществом. Коррупция рождает не эффективную экономику, рост цен, преступность, бунты и даже революцию.

Для того чтобы чиновник смог произвести действия коррупционного характера, ему нужны подельники, заместители, бизнесмены, прокуратура, прикрытие от вышестоящих госслужащих. И вот мы уже наблюдаем мафиозную группу, которая повязана друг с другом преступлением, которая обладает административным ресурсом и чувствует себя абсолютно безнаказанно. Они могут совершать и другие преступления ибо знают, что в случае чего, поддельники их прикроют.

Если гражданин или бизнесмен пострадавший от коррупции попытается наказать коррупционера-чиновника с помощью закона, у него это не получится, полиция не примет заявление, а суды не будут принимать обвинительное заключение. Более того на гражданина или бизнесмена может начаться банальная травля со стороны проверяющих органов или даже могут против него сфабриковать дело и отправить под суд. Газеты и телевидение не расскажут о коррупционных делах, ибо они подконтрольны административному ресурсу.

Коррупционер является потенциальным предателем и изменником родины, любая спецслужба проведя небольшие оперативные работы, может запросто выяснить о коррупционных связях чиновника и шантажировать его. Если коррупционер не будет выполнять приказы иностранных спецслужб, то в западной прессе появятся обличительные статьи о махинациях чиновника, чиновник попадёт в черный список стран америки и европы, все его счета в западных банках будут заморожены.

Можно сколько угодно рассуждать о пути развития государства, о борьбе с бедностью и преступностью, о прорыве экономики и т.д., но пока не будет уничтожена коррупция, любые начинания о развитии будут безрезультатны.

Сингапур – страна, победившая коррупцию буквально за 40 с небольшим лет. При этом удалось не только избежать массовых расстрелов чиновников, как в Китае, но и даже обойтись без особо жестких репрессий.

Когда британцы в середине 50-х годов покинули свою колонию – Сингапур, гражданам Сингапура досталась очень слабая законодательная база, практически необразованное население, низкие зарплаты, непрозрачная экономика, повсеместная коррупция. И крайне смутные перспективы. Ли Куан Ю вместе со своей партией “Народное действие” выиграл выборы и стал премьер-министром, именно он стал символом борьбы с коррупцией, лозунгом которого был: “Хочешь победить коррупцию, будь готов отправить за решётку своих друзей и родственников.”.

Как вы уже поняли, одной из первых задач, которой занялась команда Ли Куан Ю, стало уничтожение коррупции и повышения доверия и уважения к государству среди населения.

Антикоррупционная кампания состояла из четырех элементов, первым из которых стало создание мощной независимой службы по борьбе с коррупцией. От британского колониального правительства осталось Бюро по расследованию коррупции – БРК, но его полномочия были крайне путаны, и занимались его сотрудники очень

мелкими делами в нижних и средних эшелонах полиции, среди инспекторов, контролировавших лоточную торговлю, инспекторов по землеустройству и т.д. Ли Куан Ю значительно усилил БРК, переподчинил его премьеру Сингапура и наделил поистине безграничными полномочиями.

Лишить чиновников неприкосновенности

Параллельно всех чиновников и их семьи лишили неприкосновенности. Агенты БРК получили право проверять банковские счета, имущество не только самих чиновников, но и их детей, жен, родственников и даже друзей! Если клерк и его семья живут не по средствам, бюро автоматически, не дожидаясь команды сверху, начинает расследование. Расследования БРК были сосредоточены на крупных взяточниках в высших эшелонах власти. С мелкими чиновниками-жуликами

боролись путем упрощения процедур принятия решений и удаления всякой двусмысленности в законах, вплоть до отмены разрешений и лицензирования в менее важных сферах общественной жизни. Параллельно судам было предоставлено право конфисковывать доходы, полученные в результате коррупции.

В 1989 г. максимальную сумму штрафа за коррупционные действия увеличили с 10 до 100 тысяч сингапурских долларов. Дача ложных показаний БРК или введение следствия в заблуждение стало нарушением, каравшимся тюремным заключением и штрафом до 10 тысяч сингапурских долларов. Причем БРК не раз проводило расследования и в адрес самого Ли Куан Ю, и в адрес его семьи, но результатов они не имели. За время деятельности БРК было посажено несколько федеральных министров, глав профсоюзов, общественных деятелей, топ-менеджеров государственных компаний.

Без компромиссов

Вот один из эпизодов, как власти Сингапура призывали к ответу высокопоставленных чиновников. Ви Тун Бун был министром министерства охраны окружающей среды в 1975 году, когда он совершил поездку в Индонезию со своей семьей. Поездка была оплачена подрядчиком, строившим жилье, интересы которого он представлял

перед государственными служащими. Он также получил от этого подрядчика особняк стоимостью 500 тысяч сингапурских долларов, а также два кредита на имя его отца на общую сумму 300 тысяч сингапурских долларов для спекуляций на фондовом рынке, которые были выданы под гарантии этого подрядчика. Он был обвинен, осужден и приговорен к четырем годам и шести месяцам тюрьмы. Он обжаловал приговор, но обвинение было оставлено в силе, хотя срок заключения

и был уменьшен до 18 месяцев.

Читайте также:  Деревня Колва: описание курорта, отели и достопримечательности

Жить по средствам

Второй элемент антикоррупционной программы: в Сингапуре была фактически введена презумпция виновности агента правительства, любого государственного ведомства или государственной общественной организации. В 1960 г. был принят закон, который позволял считать доказательством взятки то, что обвиняемый жил не по средствам или располагал объектами собственности, которые он не мог приобрести на свои доходы, как подтверждение того, что обвиняемый получал коррупционные доходы.

Любое вознаграждение, полученное чиновником от лица, искавшего связи с правительством, будет считаться заплаченным коррупционным путем в качестве стимула или награды, пока не доказано обратное. Это фактически переносит бремя доказывания своей невиновности на служащего, который должен убедить суд, что вознаграждение не было получено в рамках коррупционной схемы. В случае, если вина чиновника доказана, то его имущество подлежит конфискации, чиновник платит огромный штраф, садится в тюрьму на достаточно приличный срок. При этом его семья считается опозоренной, и никто из членов семьи хорошую работу в Сингапуре найти не сможет.

Большая зарплата как залог порядочности

Третий элемент – были радикально повышены зарплаты чиновников. Ли Куан Ю утверждал, что госслужащим стоит платить самые большие зарплаты потому, что они заслужили это, представляя собой порядочное и честное правительство. Если им недоплачивать, они могут поддаться соблазну и вовлечься в коррупционные действия.

Повышение зарплат привело к тому, что в государственный сектор перешли лучшие специалисты. Когда в стране начался быстрый экономический подъем, заработная плата чиновников начала расти пропорционально доходам частного сектора. Госслужащим и судьям, занимающим ответственные посты, были подняты зарплаты до уровня топ-менеджеров частных корпораций. Первоначально заработная плата была установлена фиксировано на высоком уровне.

Ли Куан Ю посчитал эту систему неэффективной и предложил новую, согласно которой пересмотр жалованья министров, судей и высших государственных служащих стал бы автоматическим, привязанным к сумме налогов на доходы, уплачиваемых частным сектором. Сама формула расчета заработной платы, которая работает до сих пор, выглядит так: уровень оплаты труда чиновника определялся как 2/3 дохода работников частного сектора сопоставимого ранга, показанного ими в налоговых декларациях.

Четвертый элемент – формирование независимых, объективных СМИ, освещавших все найденные факты коррупции. Чиновник, пойманный на чрезмерных расходах, взятке, сразу же становится “героем” первых полос.

«Спасибо, но лучше не надо». Как борются с коррупцией в Сингапуре

На встречу с собеседником из МИД Сингапура я явился не с пустыми руками – привёз в качестве сувениров матрёшку и банку красной икры. Увы, мне пришлось забрать их назад: чиновник наотрез отказался от подарков. «Прошу прощения: нам запрещено брать презенты, – развёл он руками. – Да, по закону можно принять сувенир на сумму до 100 долл. Однако на практике придётся заполнить кучу бумаг и отдать икру на экспертизу, чтобы официально подтвердили её стоимость. Затем меня вызовут на допрос, чтобы выяснить, не сообщил ли я в обмен на подарок коммерчески важную информацию. Спасибо, но лучше не надо». После такого уже не удивляешься, почему согласно рейтингу организации Transparency International Сингапур находится на 5-м месте среди стран с наименьшим числом случаев коррупции (Россия в этом рейтинге в самом низу – под номером 127). А ведь ещё не так давно азиатский остров у экватора считался «болотом»: тут брали взятки за устройство в школу, попадание без очереди к врачу, полиция за деньги отпускала пьяных водителей, даже самые мелкие чиновники купали своих любовниц в шампанском. Как у сингапурцев получилось расправиться со взяточниками?

Исчезнувшие паханы

– 75% населения нашего города – китайцы, – рассказывает Виджай Сингх, доктор исторических наук. – Остальные – малайцы и индусы. Как и у вас в России, у всех трёх наций исторически положено ублажить подарком нужного человека – это просто уже в крови. За любую услугу чиновники всегда требовали «компенсацию», и никто этим не возмущался. Аналитики говорили: коррупция в Азии – часть местной культуры, победить её невозможно. И, когда тогдашний премьер Ли Куан Ю провозгласил старт войны со взятками, народ над ним откровенно посмеялся, считая это дешёвой показухой.

Реформы начались круто: в 1970 г. в Сингапуре уволили поголовно всю (!) полицию. Ли Куан Ю (руководитель города-государства до 1990 г.) рассудил трезво: если человек – закоренелый взяточник, бесполезно надеяться, что он станет работать честно даже после повышения зарплаты. Многие полицейские чины находились на содержании у организованной преступности – триад. Прошёл месяц, и лидеры триад вдруг исчезли: их объявили в розыск, но так и не нашли. Вероятно, паханов расстреляли без суда и следствия, хотя МВД Сингапура отказывается подтвердить этот факт. Оставшись без «королей», мафиозные группировки быстро распались. А с ними пропал и повод для взяток: нет преступников – некому и полицию подкупать. Теперь в современном Сингапуре в органы правопорядка принимают с массой условий – проверяют не только кандидата на должность, но и всю его семью. Работают на совесть – я убедился лично, когда пришлось разбираться с гостиницей после попытки обмана при расчёте за проживание. Приехавший патруль спокойно решил проблему всего за 15 минут – без кучи бумаг и долгих допросов.

«Посади своих друзей»

– Другим серьёзным шагом стало укрепление Бюро по расследованию случаев коррупции (БРК), – объясняет Абдалла Вахид Шах, экс-консультант МВД Сингапура. – Это учреждение было основано ещё в 1952 г. британскими колонизаторами, но работало сугубо для галочки. Ли Куан Ю сказал историческую фразу: «Начав бороться со взяточничеством, первым делом посади трёх своих друзей. Вы точно знаете, за что, и они знают, за что». В 1974 г. парламент принял закон: БРК имеет право начать расследование в том случае, если госслужащий или его родственники живут не по средствам. Презумпция невиновности отсутствует: не следствие, а сам чиновник (!) обязан доказать, на какие деньги построил роскошный дворец либо купил «Мерседес». Е­сли не докажет, это автоматически считается взяткой и служащего отдают под суд. При приёме на госслужбу требуется указать банковские счета, имущество жены, отца и матери, братьев и сестёр. На должность никогда не возьмут человека с долгами и банковскими кредитами: ведь должники, как правило, наиболее уязвимы для коррупции.

Самоубийство министра

Самое минимальное наказание за коррупцию в Сингапуре – штраф в 100 тыс. местных долл. (2 млн 800 тыс. руб.), конфискация имущества и тюремное заключение от 10 лет. В министерствах агенты БРК часто устраивают внезапные облавы и проверки – в народе такие акции называют «сезон мёртвых взяточников». Помимо кнута используется и пряник – огромная зарплата. Судьи в Сингапуре получают 1 млн (!) долл. США в год, такое же жалованье у высших чиновников. Арестовывают ли членов правительства? Да, неприкасаемых здесь нет. В тюрьме оказался Ви Тун Бун, министр охраны окружающей среды Сингапура, за счёт взяткодателей отдохнувший на курорте в Индонезии. Министр национального развития Те Цзиван после уличения во взятке и вовсе покончил жизнь самоубийством. Наконец, уже в феврале этого года осудили самого экс-главу Бюро по расследованию случаев коррупции Эдвина Йео: директор совершил 372 поездки в казино, проиграв там 400 тыс. казённых долл. И хотя Йео возместил долг, он сел на 10 лет по другому поводу: согласно закону госслужащий должен обязательно отчитываться о каждом посещении казино и декларировать, сколько он потратил денег.

Наши чиновники, когда приводишь в пример Сингапур, всегда отвечают: дескать, в городе-государстве живёт 5 млн человек – за ними легче следить. Да, так оно и есть. Но вряд ли малочисленность населения Сингапура объясняет тот факт, что в России министр крадёт миллиард и не садится в тюрьму, жена столичного экс-мэра становится самой богатой женщиной страны, а депутаты в декларациях имущества указывают ржавые машины и деревенские сараи. Интересно, сколько ещё всё это будет продолжаться? Думается, мы смогли бы победить коррупцию, но для сражений со взяточниками мало сменить табличку «милиция» на «полиция». Как в своё время заявлял Ли Куан Ю, «если люди во власти не являются образцом честности, борьба с коррупцией невозможна». Увы, добавить к этому мне нечего.

Как победили коррупцию в Сингапуре

Сингапур — страна, победившая коррупцию буквально за 40 с небольшим лет. При этом удалось не только избежать массовых расстрелов чиновников, как в Китае, но и даже обойтись без особо жестких репрессий.

Когда британцы в середине 50-х годов покинули свою колонию — Сингапур, гражданам Сингапура досталась очень слабая законодательная база, практически необразованное население, низкие зарплаты, непрозрачная экономика, повсеместная коррупция. И крайне смутные перспективы. Ли Куан Ю вместе со своей партией «Народное действие» выиграл выборы и стал премьер-министром, именно он стал символом борьбы с коррупцией, лозунгом которого был: «Хочешь победить коррупцию, будь готов отправить за решётку своих друзей и родственников.».

Как вы уже поняли, одной из первых задач, которой занялась команда Ли Куан Ю, стало уничтожение коррупции и повышения доверия и уважения к государству среди населения.

Антикоррупционная кампания состояла из четырех элементов, первым из которых стало создание мощной независимой службы по борьбе с коррупцией. От британского колониального правительства осталось Бюро по расследованию коррупции — БРК, но его полномочия были крайне путаны, и занимались его сотрудники очень мелкими делами в нижних и средних эшелонах полиции, среди инспекторов, контролировавших лоточную торговлю, инспекторов по землеустройству и т.д. Ли Куан Ю значительно усилил БРК, переподчинил его премьеру Сингапура и наделил поистине безграничными полномочиями.

Лишить чиновников неприкосновенности

Параллельно всех чиновников и их семьи лишили неприкосновенности. Агенты БРК получили право проверять банковские счета, имущество не только самих чиновников, но и их детей, жен, родственников и даже друзей! Если клерк и его семья живут не по средствам, бюро автоматически, не дожидаясь команды сверху, начинает расследование. Расследования БРК были сосредоточены на крупных взяточниках в высших эшелонах власти. С мелкими чиновниками-жуликами боролись путем упрощения процедур принятия решений и удаления всякой двусмысленности в законах, вплоть до отмены разрешений и лицензирования в менее важных сферах общественной жизни. Параллельно судам было предоставлено право конфисковывать доходы, полученные в результате коррупции.

В 1989 г. максимальную сумму штрафа за коррупционные действия увеличили с 10 до 100 тысяч сингапурских долларов. Дача ложных показаний БРК или введение следствия в заблуждение стало нарушением, каравшимся тюремным заключением и штрафом до 10 тысяч сингапурских долларов. Причем БРК не раз проводило расследования и в адрес самого Ли Куан Ю, и в адрес его семьи, но результатов они не имели. За время деятельности БРК было посажено несколько федеральных министров, глав профсоюзов, общественных деятелей, топ-менеджеров государственных компаний.

Без компромиссов

Вот один из эпизодов, как власти Сингапура призывали к ответу высокопоставленных чиновников. Ви Тун Бун был министром министерства охраны окружающей среды в 1975 году, когда он совершил поездку в Индонезию со своей семьей. Поездка была оплачена подрядчиком, строившим жилье, интересы которого он представлял перед государственными служащими. Он также получил от этого подрядчика особняк стоимостью 500 тысяч сингапурских долларов, а также два кредита на имя его отца на общую сумму 300 тысяч сингапурских долларов для спекуляций на фондовом рынке, которые были выданы под гарантии этого подрядчика. Он был обвинен, осужден и приговорен к четырем годам и шести месяцам тюрьмы. Он обжаловал приговор, но обвинение было оставлено в силе, хотя срок заключения и был уменьшен до 18 месяцев.

Жить по средствам

Второй элемент антикоррупционной программы: в Сингапуре была фактически введена презумпция виновности агента правительства, любого государственного ведомства или государственной общественной организации. В 1960 г. был принят закон, который позволял считать доказательством взятки то, что обвиняемый жил не по средствам или располагал объектами собственности, которые он не мог приобрести на свои доходы, как подтверждение того, что обвиняемый получал коррупционные доходы.

Любое вознаграждение, полученное чиновником от лица, искавшего связи с правительством, будет считаться заплаченным коррупционным путем в качестве стимула или награды, пока не доказано обратное. Это фактически переносит бремя доказывания своей невиновности на служащего, который должен убедить суд, что вознаграждение не было получено в рамках коррупционной схемы. В случае, если вина чиновника доказана, то его имущество подлежит конфискации, чиновник платит огромный штраф, садится в тюрьму на достаточно приличный срок. При этом его семья считается опозоренной, и никто из членов семьи хорошую работу в Сингапуре найти не сможет.

Большая зарплата как залог порядочности

Третий элемент — были радикально повышены зарплаты чиновников. Ли Куан Ю утверждал, что госслужащим стоит платить самые большие зарплаты потому, что они заслужили это, представляя собой порядочное и честное правительство. Если им недоплачивать, они могут поддаться соблазну и вовлечься в коррупционные действия.

Повышение зарплат привело к тому, что в государственный сектор перешли лучшие специалисты. Когда в стране начался быстрый экономический подъем, заработная плата чиновников начала расти пропорционально доходам частного сектора. Госслужащим и судьям, занимающим ответственные посты, были подняты зарплаты до уровня топ-менеджеров частных корпораций. Первоначально заработная плата была установлена фиксировано на высоком уровне.

Читайте также:  Cведения о земельном участке по кадастровому номеру - в 2022 году, сайт Росреестра, как узнать, публичный план, найти и получить информацию

Ли Куан Ю посчитал эту систему неэффективной и предложил новую, согласно которой пересмотр жалованья министров, судей и высших государственных служащих стал бы автоматическим, привязанным к сумме налогов на доходы, уплачиваемых частным сектором. Сама формула расчета заработной платы, которая работает до сих пор, выглядит так: уровень оплаты труда чиновника определялся как 2/3 дохода работников частного сектора сопоставимого ранга, показанного ими в налоговых декларациях.

Фактор СМИ

Четвертый элемент — формирование независимых, объективных СМИ, освещавших все найденные факты коррупции. Чиновник, пойманный на чрезмерных расходах, взятке, сразу же становится «героем» первых полос.

Сингапур и другие страны мира: Зарплата госслужащих и демократия, эффективность и отрицательный отбор

Юлия Латынина написала статью о Сингапуре (Часть 1, Часть 2). Признаться, я тоже давно восхищаюсь этой страной. Но мне, как работнику кадровой службы, всегда бросались в глаза два уникальных отличия Сингапура от других стран: образовательная политика и политика в сфере зарплаты госслужащих. На последнем остановимся подробнее. На мой взгляд, высокая зарплата чиновников стала важнейшей причиной успеха Сингапура, так же как ничтожная оплата труда госслужащих в России 90-х стала важнейшей причиной деградации государственных институтов и, особенно, правоохранительной системы. Эти тенденции продолжаются и поныне…

«При обретении независимости Сингапур страдал от высокой коррупции. Ли Куан Ю так охарактеризовал положение: «Коррупция является одной из черт азиатского образа жизни. Люди открыто принимали вознаграждение, это являлось частью их жизни». Борьба с коррупцией началась «путём упрощения процедур принятия решений и удаления всякой двусмысленности в законах в результате издания ясных и простых правил, вплоть до отмены разрешений и лицензирования». Были резко подняты зарплаты судей, на судейские должности были привлечены лучшие частные адвокаты. Зарплата сингапурского судьи достигла нескольких сот тысяч долларов в год (в 1990-е годы — свыше 1 млн долл.)» (ссылка)

Теперь проведем небольшое сравнение:

(В этом параграфе я, в основном, опираюсь на статью из «Российской Газеты» «А судьи кто» от 7 июня 2010 года.)

«Зарплата судьи в США не так уж велика, но считается достойной. В среднем она составляет 100-170 тысяч долларов в год в зависимости от статуса суда. Председатель Верховного получает 223 тысячи долларов в год.» (ссылка)

«Жалованье английского судьи не оставляет желать лучшего. Даже районный судья получает годовое жалованье, практически равнозначное зарплате министра — 102 тысячи 921 фунт стерлингов (свыше 150 тысяч долларов). Судья в Высоком суде — 172 тысячи 753 фунта. Лорд Верховный судья — 239 тысяч 845 фунтов.»( ссылка)

«Профессия «вершителя» судеб в Китае не очень популярна. Причина проста: платят мало, а спрос большой. Например, работники низших инстанций получают не более 150 долларов в месяц. При этом зачастую не обеспечены жильем и другими социальными льготами. Официальные зарплаты судей в крупных городах также не поражают своим размахом: 500-600 долларов в месяц. Правда, злые языки утверждают, что случаются так называемые откаты: судья получает 10-20 процентов от стоимости услуг адвоката, участвующего в заседании. Но проверить истинность такой информации непросто. Все сведения о судьях, особенно Верховного или высшей инстанции, приравниваются чуть ли не к государственной тайне.»( ссылка)

Зарплата судьи в Германии: от 4,5 до 10 тысяч евро в месяц и больше. (ссылка, ссылка)

Испания: «Зарплата начинающего судьи в провинции составляет 37 800 евро в год, судьи Национальной коллегии по судебным делам получают в два с половиной раза больше.»( ссылка)

Южная Корея: «В зависимости от уровня суда зарплата служителя Фемиды может составлять от пяти до десяти тысяч долларов.»( ссылка)

Турция: «Зарплаты большинства обычных судей здесь невелики. Так, например, судья первой инстанции получает в Турции около 1,5 тысячи долларов. Однако многие судьи рангом выше пользуются определенными государственными благами. Например, служебным комфортабельным жильем на юге Стамбула на побережье Мраморного моря, откуда их доставляют на работу в суды специальные автобусы.»( ссылка)

Нашел любопытную статью о зарплатах сингапурских министров от 2000 года «The Tuth About Ministers’Pay» на сайте оппозиционной Singapore Democratic Party.

Во-первых, там любопытная риторика. Во-вторых, там любопытная статистика:

1. Singapore Minister: US$819,124

2. UK Minister: US$146,299

3. US Cabinet Secretary: US$157,000

Получается, что хороший программист (не говоря уж про адвокатов и хирургов) может получать больше министра в США.

Напоминаю, что это 2000 год. Сейчас зарплата министра в Сингапуре около 2 миллионов долларов (где-то указывается даже 2,5 миллиона) а зарплата премьер министра — 3 миллиона долларов.( ссылка)

Теперь приведу пример из личного опыта. В настоящее время я ищу специалиста по получению разрешений и лицензий для одной энергетической компании. Что это такое? Для того чтобы сдать в эксплуатацию новый завод или электростанцию (или новый блок электростанции) нужно получить множество разрешений в Ростехнадзоре. Поэтому нужен человек, который соберет все необходимые документы, грамотно напишет заявление и защитит, при необходимости, интересы компании в Ростехнадзоре (грамотно разъяснит все спорные моменты). Для этого нужно хорошее индустриальное образование, отличное знание промышленной нормативной документации (тех же СНИПов), отличное знание проекта объекта и, собственно, самого промышленного объекта, сдаваемого в эксплуатацию. Такой специалист должен иметь опыт взаимодействия с Ростехнадзором и (очень желательно) опыт работы в Ростехнадзоре. Такой индустриальный адвокат получается.

Эти специалисты стоят где-то от 50 до 250 тысяч рублей в месяц на рынке труда (в зависимости от квалификации и связей). И компании готовы эти деньги им платить.

Квалификация этих специалистов очень близка к квалификации специалистов Ростехнадзора. Вопрос: сколько же получают специалисты в Росстехнадзоре? Ответ: где-то 12-20 тысяч рублей (ну наверное кто-то и 30 тысяч там получает). Вопрос: кто же тогда работает в Ростехнадзоре? Ответ: те кого не берут в частную фирму, те кто на зарплату жить не собирается, молодые неопытные специалисты (которые наберутся опыта и уйдут), ну и энтузиасты-бессребреники.

Переходим к выводам: Меня всегда удивляло, почему высокопоставленные государственные служащие получают даже на западе (не говоря уж о России) намного меньше чем аналогичные служащие в частном секторе? Это же прямой ущерб государству и обществу! Тут два ответа: При демократии избирателю не нравится когда «слуга народа» получает значительно больше него самого, поэтому правительство становится легкой мишенью для оппозиции, повышая себе зарплаты. При клептократии коррумпированный диктатор относится к своим подчиненным по принципу «дали пистолет и крутись как хочешь».

Если общество в лице государства за защиту своих интересов готово платить специалисту 10-30 тысяч рублей, а частные компании готовы платить такому же специалисту 50-250 тысяч, значит государство и общество «немного» не в себе.

P.S. Интересно, что первопричиной убийства члена городского совета Сан-Франциско Харви Милка в 1978 году стала не его половая ориентация или политическая деятельность, а нежелание поднять мизерную зарплату членов городского наблюдательного совета накануне выборов. Остальные члены совета руководствовались той же логикой. Все, кроме члена совета Дэна Уайта, которому не на что было содержать семью и который впоследствии и застрелил Харви Милка и мэра города.

P.P.S. Дал прочитать эту заметку своему близкому другу. Он сказал, что почти со всем согласен, но ему не нравиться, как я клевещу на демократические институты. Мой друг полагает, что в данном контексте уместнее говорить об изъянах популизма, нежели демократии. Что же, вам решать дорогой читатель, вам решать.

Коррупция в Сингапуре и методы борьбы с ней в 2019 году

Взяточничество и хищения из государственной казны были серьезной проблемой Республики Сингапур с момента обретения ею независимости в 1965 году. Однако благодаря новому лидеру – Ли Куан Ю такая проблема, как коррупция в Сингапуре, была решена оперативно и эффективно. И сейчас страна может гордиться одним из самых низких уровней коррумпированности власти в мире.

Дача взятки

  • 1 Чем был вызван высокий уровень коррупции в Сингапуре
  • 2 Основы антикоррупционной стратегии Республики Сингапур
    • 2.1 Стратегия борьбы с коррупцией в Сингапуре на практике
    • 2.2 Функции Бюро по расследованию случаев коррупции
    • 2.3 Система наказаний за причастность к коррупционной деятельности

    Чем был вызван высокий уровень коррупции в Сингапуре

    Ли Куан Ю вошел в мировую историю как президент Сингапура, победивший коррупцию, причиной которой был низкий уровень жизни в стране и маленькие заработные платы госслужащих.

    Говоря о том, как боролись с коррупцией в Сингапуре, следует назвать следующие меры:

    • введена ротация чиновников;
    • обеспечена прозрачность проверок нижестоящих чиновников вышестоящими;
    • введена система внезапных проверок вместо запланированных;
    • обеспечено поощрение работы независимых СМИ;
    • налажена система взаимодействия с гражданами, сообщающими о фактах нарушений.

    Все эти меры дали ощутимый результат. Кроме того, была повышена заработная плата чиновников, что позволило привлечь на работу в органы власти лучших специалистов и сформировать в стране прослойку профессиональных обеспеченных госслужащих. В настоящее время оклад чиновника составляет 2/3 дохода сопоставимого с ним по рангу работника частной корпорации. Таким образом сотрудники государственных органов утратили мотивацию к взяточничеству. Неудивительно, что руководитель, победивший коррупцию в Сингапуре, пользуется в стране таким уважением.

    Основы антикоррупционной стратегии Республики Сингапур

    Борьба с коррупцией в Сингапуре была ориентирована на три важнейших направления:

    1. Исключение из госаппарата взяточников;
    2. Максимальное упрощение государственных процедур;
    3. Ужесточение наказаний за выявленные факты нарушений.

    Успешность проводимой антикоррупционной политики обеспечили обширные реформы в области законодательства. Все назначения чиновников стали прозрачными и понятными. Свою роль сыграла и жесткая регламентация служебных полномочий каждого чиновника.

    Опыт борьбы с коррупцией в Сингапуре свидетельствует о том, что новое правительство поставило во главу угла человеческий фактор и доверие населения.

    Коррупция была названа угрозой, препятствующей успешному развитию страны. В результате «быть честным и неподкупным» стало нормой общества, отклонение от которой осуждается и сурово наказывается.

    Неслучайно то, как победил коррупцию Сингапур, является примером для всего мира.

    Стратегия борьбы с коррупцией в Сингапуре на практике

    Большая часть населения страны – китайцы. Нормы их культуры не позволяли обращаться к чиновникам без «подарка», и со временем должностные лица сами стали требовать такие «подарки». И это считалось в порядке вещей. Поэтому новое руководство страны поставило задачу изменить ситуацию в корне, внедрив в сознание людей новые стандарты. Обществу была сделана так называемая «прививка честности»: коррупционные скандалы подробно освещались, велась активная работа с населением, к управлению страной привлекались лучшие профессионалы. В итоге сингапурская стратегия борьбы с коррупцией привела к формированию новых взглядов в обществе.

    Борьба с коррупцией

    Функции Бюро по расследованию случаев коррупции

    В число прямых обязанностей сингапурского БРК (Бюро по расследованию случаев коррупции) входит:

    • рассмотрение поступающих от граждан обращений и жалоб о замеченных фактах коррупции;
    • предоставление премьер-министру страны отчетов о проведенной работе;
    • расследование правонарушений, обнаруженных в ходе проверок.

    Особое внимание Бюро уделяет тем чиновникам, которые занимают должности, потенциально связанные с коррупционной составляющей.

    Имея неограниченные полномочия, БРК в Сингапуре может:

    • не дожидаясь решения суда задерживать подозреваемых чиновников и проводить обыски;
    • осуществлять проверки банковских счетов и долевых активов;
    • вызывать на допросы любых свидетелей;
    • привлечь к ответственности любого гражданина страны.

    Говоря о том, есть ли в Сингапуре коррупция сегодня, следует отметить, что в настоящее время пытаться дать взятку в стране не просто бесполезно, но и реально опасно, так как это грозит суровым наказанием.

    Система наказаний за причастность к коррупционной деятельности

    Одним из пунктов программы по борьбе с коррупцией в Сингапуре стала реформа законодательства и судебной системы.

    В настоящее время к взятке приравниваются абсолютно все подарки или вознаграждения за оказанные услуги. При этом очень важно, что свою долю ответственности несет каждая из сторон.

    Сумма штрафов за уличение в подобном преступлении может достигать 100 000$, а в особо тяжких случаях – лишение свободы до пяти лет. Суровость наказаний является одной из причин того, почему в Сингапуре нет коррупции, вернее, практически нет. Каждый чиновник обязан раз в год подать декларацию, доказывающую отсутствие у него долгов, что является своеобразным подтверждением его благонадежности. Столь эффективные методы борьбы с коррупцией привели к тому, что сегодня Сингапур занимает лидирующие места в мировых рейтингах по экономической свободе и уровню развития.

    Современный уровень жизни в Республике Сингапур

    Сингапур – это уникальное соединение азиатских традиций и европейских достижений. Улицы города-государства поражают чистотой и порядком. В стране действует эффективная система штрафов, что помогает значительно снизить количество правонарушений.

    Средняя заработная плата в стране – 4000$. Начинающий специалист в столице может рассчитывать на 3000$ в месяц. При этом стоимость, к примеру, медицинских услуг ниже, чем в Европе и США. Еще одним показателем благосостояния населения страны является наличие автомобиля. Владельцы авто вынуждены платить немалые налоги и сборы, так как государство старается максимально снизить количество транспорта на дорогах. В частности, первый регистрационный взнос составляет 1000$, а дополнительный регистрационный – 140% от стоимости авто! Так что позволить себе такую роскошь могут априори лишь граждане с достатком выше среднего.

Ссылка на основную публикацию