Русская диаспора в Сербии — жизнь в 2020 году

Русская община

По данным на 2015 год, в Сербии жило около 3,5 тысяч человек, выехавших в свое время из России. Больше всего наших бывших соотечественников в Белграде и его окрестностях. Еще россияне осваивают Южно-Бачский округ. Очень заселен мигрантами из РФ город Нови-Сад.

Нови-Сад — город, расположенный на севере Сербии на берегу Дуная. Очень живописное местечко

Формирование русской диаспоры началось еще в начале XIX века. Первыми сюда приезжали офицеры белой армии. К моменту революции 1917 года выходцев из России тут было около сотни тысяч.

Центр единения мигрантов – «Русский дом». По сути, он стал символом родины, некогда был очень популярен – в первые дни его существования сюда ежедневно приходило около 2 тыс. человек. Сегодня поток посетителей куда скромнее, говорят, что в него заглядывает 4-5 гостей в день.

Как живут в Сербии русские? У всех складывается по-разному. Кто-то считает, что тут можно безбедно проводить время, наслаждаясь достоинствами страны. А другие отзывы не столь радужные, утверждается, что для нормальной жизни придется очень тяжело работать.

Кто же эти люди.

«Русский дом»

И, наконец, самое интересное – ограничение выезда за границу должникам. Именно о статусе должника проще всего «забыть», собираясь в очередной заграничный отпуск. Причиной могут быть просроченные кредиты, неоплаченные квитанции ЖКХ, алименты или штрафы из ГИБДД. Любая из этих задолженностей может грозить ограничением выезда за границу в 2018 году, узнать информацию о наличии задолженности рекомендуем с помощью проверенного сервиса невылет.рф

В 1933 году в среде русской эмиграции произошло довольно значимое событие – в сербской столице появился «Русский дом». Для выходцев из России он стал своеобразным символом родины, созданный для подержания духовности и моральных устоев россиян, которые оказались в чужой стране, а фактически – в изгнании.

В самом начале существования данного объединения «Русский дом» посещали порядка 2 тысяч эмигрантов ежедневно. Сербия для россиян в 2020 году не представляется такой уж чужбиной. Адаптироваться и влиться в новый образ жизни стало гораздо проще, а потому число посетителей сегодня не превышает 4-5 человек в день.

Сегодня «Русский дом» уже выполняет несколько иную задачу, став центром культуры и науки с довольно многообразной инфраструктурой.

Именно о статусе должника проще всего забыть , собираясь в очередной заграничный отпуск.

Цены в Сербии

Чтобы понимать стоимость жизни в Республике по сравнению с Россией, надо проанализировать микроэкономику двух стран, например, цены в Сербии и у нас на одни и те же категории товаров и услуг. По умолчанию, рассмотрим средние данные по обеим странам. Чтобы сделать вывод о дороговизне жизни, возьмем сведения о зарплатах и пенсиях и посчитаем, что на среднюю сербскую зарплату можно приобрести.

Кто был в Сербии, тот, наверное, обратил внимание на количество и качество автотранспорта. В основном это малолитражные европейские автомобили старше 10 лет, 90% среди них — с механической коробкой передач.

Налоговая нагрузка слишком велика и зависит как от количества лошадиных сил под капотом, так и от типа рулевого управления. Дороги тоже частично отремонтированы только в крупных городах, за городом чаще всего встречаются грунтовые покрытия.

Безусловно, наличие собственного бизнеса будет прекрасным фундаментом в любой ситуации, но смотреть надо правде в глаза: вы едите в другую страну с другим уровнем жизни. Надо быть готовым к любому повороту судьбы.

А на юге и западе страны только 38 000 динар или 320 евро.

ПМЖ в Сербии для русских

Сербия – это страна Восточной Европы, которая находится в непосредственной близости к Российской Федерации. Перелет от Москвы в любую точку страны занимает всего несколько часов. Сербия – это страна возможностей. При лучшем уровне жизни можно свободно работать, заниматься любимым делом. К слову, открытие бизнеса стоит всего 10 евро. Чем не сказка?

Недорогая жизнь.

Спасут ли русские сербское село

После десятка километров пути по разбитой и утопающей в грязи дороге от Ибарской магистрали и вверх в горы до самой горы Чемерно, мы добрались до Дубочицы, на окраине села Бресник. Здесь, среди ульев мы встречаем пасечника:

– Здравствујте. Менја зовут Миша. Как тебја?

– Нет необходимости… Лучше по-сербски. Я Олег Козлов.

Вот так мы мешаем его работе – ради разговора с ним и его супругой Анастасией, молодой парой. Они приехали в эти сербские дебри, заброшенное горное село с едва десятком домов еще в 2013 году с восточной стороны Урала из Свердловска, а сейчас Екатеринбурга. Приехали, послушав советы друзей, не одни, а с сыном Дмитрием, которому уже пятнадцать. Здесь семья выросла, появилось еще двое детей. Мальчику, родившемуся два с половиной года назад, дали сербское имя Светомир. Три месяца назад родился ребенок, снова мальчик, которого назвали Георгий.

– Этот заброшенный дом, хозяйка которого жила в Белграде, с десятью гектарами земли мы купили за десять тысяч евро. Его строил Саватие Радомирович, серб, солунац (так в Сербии с огромным уважением называют ветеранов, сражавшихся на Салоникском фронте Первой мировой). Это когда-то была большая семья уважаемых, интеллигентных людей. Их славой был Святой Георгий, потому и мы, новые хозяева дома, решили дать новорожденному имя Георгий, – рассказывает Олег.

Этот ребенок стал первым, родившимся в Бреснике за последние двадцать лет. Село опустело и состарилось. Из почти пяти сотен жителей сейчас осталось всего 150. Средний возраст больше пятидесяти, здание средней школы давно заколочено…

– Омолодится ли село, – спрашиваем мы Олега, – может быть, еще приедут твои земляки?

– И здесь есть несколько молодых семей, но все смотрят вниз на равнину и планируют переезд. Видите, нет дороги, нет школы. Если уж дорогу не сделали во времена Югославии, то вряд ли сделают сейчас, – отвечает Олег, отмечая, что и для него обучение детей – самая большая проблема.

– Хорошо, наш старший сын учится, как вы здесь говорите, по переписке. По российской программе учится с помощью компьютера и ездит в Белград сдавать экзамены. Ума не приложу, что делать, когда эти двое подрастут для школы. Посмотрим, может быть, и мы переселимся куда-нибудь поближе к городу, – рассказывают наши собеседники.

В обучении Дмитрию помогают родители, так как у них обоих высшее образование. Олег историк, а Анастасия экономист. Сейчас в этих сербских дебрях они занимаются сельским хозяйством и скотоводством, но из-за необходимости заниматься детьми вынуждены были уменьшить хозяйство. Недавно продали корову и пятьдесят коз, вдвое уменьшили число кроликов, сейчас их всего 25. Остаются курицы, утки, гуси…

– У нас было пятьдесят кроликов, – рассказывает Олег, – но они жрали сено, как корова. Нынешнее количество мы можем потянуть, овец я оставлю, чтобы не заросли луга. Огородил им большую леваду, их нужно защищать, так как здесь есть волки.

У Козловых есть и сад, который они обрабатывают мотокультиватором, здесь сливы, яблони, айва, черешня…

– Я гоню ракию из сливы, яблок, черешни. Есть деревья, с которых никто не собирает фрукты, и мы просим разрешения бесплатно собрать их. Не большой любитель алкоголя, но считаю, что ракия лучше, чем водка. Хотя в Сербии и климат мягче, чем у нас, рядом с Сибирью. Но погода здесь нестабильнее. Помню, например, 2015 год был очень хорошим. Было оптимально и дождя и солнца, все хорошо уродилось и мы собрали, вовремя покосили луга… но всего этого дохода и тогда не было достаточно, и нам пришлось положиться на помощь от родителей из России, хотя бы пока не обустроимся. Лес не рублю, нет трактора. Во всяком случае, доход разный от десяти гектаров в горах и на равнине, а работа здесь тяжелее. Честно говоря, нам тяжело было бы жить и внизу, где шум, толпы… Но – посмотрим, – рассказывает Олег Козлов, бресничанин с Урала.

Малочисленные соседи, хотя и живущие в километре, а то и подальше, знают об этой семье и говорят о них только с похвалой, что они «трудолюбивы, уважаемы и пунктуальны», и все добавляют, что им будет жалко, если Козловы решатся на новый переезд.

В конце беседы мы фотографируемся, к сожалению, лишь с частью семьи, так как малыша мы будить не стали, а Дмитрий уехал в Кралево, и в Бресник еще не вернулся, и прощаемся.

– До свиданија. Спасибо.

– До свидания, не за что, – отвечают нам Козловы.

У Козловых есть и сад, который они обрабатывают мотокультиватором, здесь сливы, яблони, айва, черешня.

Личный опыт: почему я поменял подмосковное Одинцово на сербский Нови Сад

Обошлось нам это в 56 тыс евро.

«Нет сил жить на две страны, разрывая сердце на части». Как топ-менеджер переехал в Сербию

Нас туда позвал друг, он работал в Белграде во время бомбардировок 1999 г.

Оставайтесь с нами. Добавьте нас в Ваши источники и подпишитесь на наши соцсети.
  • Россия
  • Сербия
  • Косово
  • урегулирование
  • Балканы
  • Китай
  • Что мы знаем о биографии Наили Аскер-заде.

    Оставайтесь с нами. Добавьте нас в Ваши источники и подпишитесь на наши соцсети.
  • Россия
  • Сербия
  • Косово
  • урегулирование
  • Балканы
  • Китай
  • В открывшемся приложении Сбербанк Онлайн введите стоимость подписки год 490 рублей.

    Русские в Воеводине: кому здесь жить хорошо

    Воеводину, автономный край на севере Сербии, для своего постоянного проживания выбрали уже порядка двух тысяч россиян. На протяжении последних нескольких лет это число постоянно растет. О том, кто сюда едет, что здесь находит и чем Нови-Сад лучше Белграда, мы пообщались с теми соотечественниками, кто здесь уже давно и, вероятно, надолго.

    Марианна Младенович, член Всемирного координационного совета российских соотечественников, привела официальные цифры присутствия здесь русских: порядка 1 260 человек. Однако уточнила, что реальное количество россиян в Воеводине, как и в целом в Сербии, не знает никто. По ее личным наблюдениям, за последние пять лет количество русскоговорящих в Воеводине увеличилось втрое.

    С официальными цифрами статистики не согласна Марина Галогажа, которую в Воеводине называют «лицом русской диаспоры».

    Марина Галогажа

    Она живет в Сербии с 1995 года, с 2012 года возглавляет Общество соотечественников России «Луч» (самое большое по численности в Сербии), а с недавних пор еще и руководит Исполкомом Национального Совета русского этнического меньшинства в Сербии. По ее словам, в Сербии сейчас постоянно живет порядка 5-6 тыс. россиян. Тогда как, согласно статистике переписи населения, таких 3 750 человек. И наибольшая их концентрация именно в Воеводине, а точнее, в столице автономного края – Нови-Саде.

    — В Воеводине практически нет ни одного села, где не живет хотя бы один русский, — говорит Марина.

    По ее словам, подсчитать точное число русских здесь невозможно из-за «визаранщиков» (тех, кто живет в Сербии наосновании сербско-российского Соглашения от 2009 года о праве безвизового пребывания в стране не более 30 дней подряд — прим. авт.), данные по которым очень приблизительные.

    — Сюда едут за дешевой жизнью и за смыслом жизни, — объясняет Марина. — И то, и другое здесь можно найти. Хорошо здесь пенсионерам, которые, как правило, покупают дачу или небольшую квартирку. До недавнего времени они могли себе позволитьнормально жить здесь на деньги от сдачи внаем своей российской недвижимости. Но в последние два года в Нови-Саде резко выросли цены.

    По словам Марины, в 90-е годы сюда из России в основном переезжали женщины, которые вышли замуж за сербов. Как, например, она сама. Со своим будущим супругом Марина познакомилась в 1992 году в Москве. По статистике, среди живущих в Сербии россиян традиционно 75 % женщин и только 25 % — мужчин.

    — Сейчас статистика немного меняется. Все больше сюда приезжают семьями cмаленькими детьми. Иногда, особенно в последнее время, приходится слышать, что русские семьи в Сербии распадаются. Печально, но факт. Русским мужчинам в Сербии непросто. Если они не аутсорсеры или не имеют стабильных финансовых источников извне, то здесь найти работу очень сложно. Плюс им сложно выдерживать конкуренцию с сербскими мужчинами, у которых изначально очень силен мачо-момент. Балканские мужчины — это такие мужики в прямом смысле этого слова. А русский мужчина — да простят они меня, — он ведь у нас часто сильно заморочен поисками внутренних смыслов. А вообще приезжает сюда гораздо больше, чем впоследствии остается, — делится наблюдениями Марина.

    Читайте также:  Что можно посмотреть в Судаке: лучшие достопримечательности

    — Кто здесь не приживается?

    – Те, кто остается в рамках российских шаблонов «гречка-сгущенка-селедка» и не интегрируется в сербскую среду. Те, кто хочет заработать здесь деньги. Но денег здесь нет. Не приживаются люди с понтами, со своим «уставом». Потому что Сербия, и особенно Воеводина, таким очень быстро обламывает крылья.

    — Чем русских так притягивает Воеводина?

    — Вообще, русские в Воеводине живут уже сто лет, и в следующем году мы будем отмечать большую и трагическую для нашего народа дату – столетие Великого Исхода, первой волны русской эмиграции в Сербии. Наше наследие здесь огромно, ведь здесь была солидная русская колония. Например, первый балет в Сербии был основан русскими в Нови-Саде. Русскими архитекторами здесь спроектировано много зданий. Иногда идешь по городу, что-то срезонирует, запоминаешь адрес. Потом смотришь – да, русские строили. Особенно если гуляешь по району Йодной Бани или в центре города. К столетнему юбилею запланировано много проектов. В рамках Национального совета русского этнического меньшинства мы уже начали подготовку к созданию каталога материального и нематериального наследия русских в Сербии и каталога русских, которые внесли вклад в развитие Сербии. Началась работа по инвентаризации русских захоронений по всей Сербии начиная с XIX века и времен Первой и Второй мировых войн. Здесь почти в каждом селе и монастыре есть русские могилы, многие из которых зарастают и исчезают: время делает свое дело, и на нас, потомках, лежит огромная историческая ответственность, как этого не допустить. На самом деле, работа предстоит огромная, и в нее включены не только русские, но и сербы, у которых болит душа за наше совместное историческое прошлое.

    Марина Галогажа, слева от нее — Патриарх Сербский Ириней

    — Безусловно, первая волна русской эмиграции оставила большой след. А новые волны что-то дают Сербии?

    — Кроме того, что русские привезли сюда деньги и развратили ими население? (смеется) Если говорить серьезно, то могу отметить проекты, которые в последние годы здесь реализует «Россотрудничество» — через Русский дом в Белграде. В целях продвижения русской культуры в Сербии они привозят сюда русские коллективы, причем приезжают и громкие имена: Юрий Башмет, хор имени Пятницкого, хор кубанских казаков, которых всегда принимают на ура и так далее. Наше общество «Луч» тоже пропагандирует русскую культуру на своем уровне. Мы организовали детский театр. Уже 8 лет делаем на Новый Год русскую елку, сейчас этот проект вышел на такой уровень, что теперь это главная русская елка в Сербии. Уже несколько лет в рамках Координационного совета российских соотечественников даем представления и в других городах помимо Нови-Сада: в Белграде на главной русской сцене Русского дома, в Крушеваце, куда съезжается вся русская детвора из центральной и южной Сербии, а еще уже три года подряд радуем детей Республики Сербской на площадке построенного знаменитым Эмиром Кустурицей Андричграда в Вышеграде.

    — Что можете сказать про последнюю волну?

    — Большой поток сюда мы наблюдаем с 2010-2012 года, про него можно уверенно сказать «понаехали». Последняя волна стартовала примерно 2 года назад. Мы эти волны отслеживаем так: если на Фейсбуке начинается массовый ажиотаж с вопросами, где купить гречку и сгущенку, – значит, пошла новая волна. Прибывают действительно много: и на ПМЖ, и осмотреться. Что интересно, каждая предыдущая волна с подозрением и отторжением относится к следующей. Ну, может, кроме нас, старожилов (смеется). Мы на все смотрим философски: кому суждено – останется, кому нет – дальше поедут, а у нас своя жизнь бьет ключом независимо от всего и вся.

    Не в последнюю очередь все эти потоки и волны созданы PR-усилиями двух россиянок, активно занимающихся в Нови-Саде консалтингом. Одна из них, Жанна Остроухова, много лет вела «пропагандистскую» деятельность на форуме Винского (популярный русскоязычный ресурс для путешественников и не только – прим. ред.). Другая, Оксана Воронянская, рекламирует Воеводину через свой блог и даже написала книгу о способах переезда в Сербию.

    Оксана живет в Нови-Саде пять лет и сейчас говорит, что переезд в Сербию стал для ее семьи одним из самых больших джекпотов, выигранных в жизни.

    — До Сербии мы много путешествовали, посмотрели полтора десятка стран в Азии: Индонезию, Вьетнам, Филиппины, Шри-Ланку, Гонконг, Сингапур, Мьянму, Непал, немного Индию и прочие. Также какое-то время пожили в Таиланде. Решение о переезде мы приняли в феврале 2014 года. К тому моменту все сложилось. Путешествий уже было достаточно. Мы хотели определенности. Мы примеряли на себя эмиграцию в самые разные страны. Готовили документы для переезда в Канаду. В какой-то момент думали про Францию. Были у нас и билеты в Чили в одну сторону, но мы ими так и не воспользовались. Вариант с Сербией был неожиданным. Она не была страной мечты, мы ничего о ней не знали, — рассказывает Оксана Воронянская.

    — Изначально устраивало географическое положение страны, легкость получения ВНЖ — через покупку недвижимости. Из городов для проживания здесь рассматривали три — Суботицу, Нови-Сад и Белград. Суботица слишком маленькая. Белград на тот момент не понравился. Мы выбрали золотую середину. Для эмиграции, если планируется нормальная адаптация, нужен определенный набор возможностей. Нужны условия для обучения детей, медицина, инфраструктура, развлечения, требуемый уровень комфорта. Причем у каждого этот уровень и набор параметров свой.

    — По факту мы просто выбрали наиболее комфортное и благополучное место в стране, вот и все. Нови-Сад — уютный, красивый, со своим шармом, очень европейский: бывшая Австро-Венгрия. Для нас важно, что отсюда удобно ездить. Наши дети поездку в Вену или Будапешт не воспринимают как приключение: слишком близко. Да наш город и сам теперь в ТОП-3 лучших городов для путешествий в 2019 году по версии путеводителя LonelyPlanet. Здесь всегда много событий. Их даже больше, чем мы можем переварить. Культурной столицей Европы-2021 город стал совсем не даром, — поделилась Оксана.

    Оксана следит за ситуацией в экономике и социальной сфере Сербии и за последние пару лет наблюдает здесь значительные перемены.

    Перемены можно обозначить одним словом — развитие. Страна долго была под санкциями и не развивалась. Сейчас сюда инвестируют все кому не лень. В этом году Сербия уже получила 1,9 млрд евро иностранных инвестиций. Это на 30% больше, чем за аналогичный период прошлого года. Financial Times назвал Сербию «номером один по объему прямых иностранных инвестиций в мире пропорционально размеру экономики». На данный момент Сербия привлекает в 12 раз больше инвестиций, чем характерно для экономики такого размера. Строится, меняется, растет, ремонтируется, развивается. И очень быстро, — прокомментировала она.

    Жанна Остроухова переехала в Нови-Сад из Нижнего Новгорода более 8 лет назад и в 2012 году совместно с сербским партнером создала фирму «Русский офис» для помощи русскоязычным при переезде в Воеводину. По ее оценкам, за прошедшие 7 лет работы она «переселила» сюда порядка 150 семей.

    Жанна Остроухова со своим сербским партнером Драганом Антуновичем на переговорах с мэром Нижнего Новгорода, 2013 год

    — Ежемесячно мы обрабатываем порядка 15 обращений от клиентов. За год с нашей помощью сюда переезжает в среднем 20 семей. Из них только единицы уехали назад: от силы могу назвать пять человек. Среди наших клиентов также были те, кто рассматривал Сербию как промежуточный пункт на пути в Европу. Однако они пожили в Воеводине и решили здесь остаться, влюбившись в страну. К хорошему быстро привыкаешь! — делится Жанна.

    Помимо Нови-Сада спросом пользуются Раковац, Беочин, Черевич, вся сторона Фрушки-горы вдоль Дуная.

    Нови-сад Белграду предпочитают люди постарше, кому уже надоела столичная сутолока: здесь комфортнее, меньше стресса.

    По наблюдениям Жанны, Белград в основном выбирают люди из регионов, кому в России не хватало столичности, и они этот пробел рвутся восполнить здесь. А москвичи, наоборот, чаще выбирают Нови-Сад.

    Обобщенный портрет клиентов Жанны – это семьи с детьми, имеющие пассивный доход. И если раньше переезжали, в основном, люди, которым за сорок, то сейчас приезжает больше молодых.

    — Придумывают себе различные бизнесы: клубы, пекарни, салоны красоты, тату-салоны. Те, кто умеет что-то делать руками, однозначно могут себя здесь найти. Это технари, мастера по ремонту, специалисты в сфере индустрии красоты, общепита. Но с общепитом надо быть аккуратным. Дважды мои клиенты открывали здесь кафе. Не осмотревшись предварительно, не пожив, не поняв менталитет. И не прислушавшись к советам более опытных товарищей. В общем, учились на собственных ошибках в чужой стране. И прогорели. Надо понимать, что Сербия – это не Германия, где много наших соотечественников, которые создают спрос. Спрос здесь только от местного населения, а сербы достаточно консервативны и предпочитают свое, привычное, — говорит она.

    С Жанной согласна Оксана Клезович, мастер-парикмахер, которого в Нови-Саде наверняка знает любой постоянно здесь живущий русский. Сама Оксана из Санкт-Петербурга, где и познакомилась с мужем-сербом. Живет в Нови-Саде с 2011 года, довольно долго работала мастером по найму и недавно стала работать на себя.

    По ее словам, потребности и запросы отечественной аудитории отличаются от сербских, и поэтому у русского мастера – если он с руками – здесь всегда будет своя клиентура.

    — Люди приезжают из России и ищут привычный им уровень сервиса, знакомые техники и технологии. К сожалению, индустрия красоты в Сербии еще на крайне низком уровне развития. Здесь нет своей сильной школы. Поэтому нам, мастерам, приходится ездить для повышения квалификации либо в Россию, либо в Европу, — рассказала Оксана.

    На вопрос, прибыльно ли работать в сфере красоты в Нови-Саде и в какой сфере прибыльно вообще, Оксана отвечает: «Сербы любят поесть, хорошо выглядеть, занимаются спортом. Однако популярное не всегда коммерчески выгодное. Сербы могут много часов сидеть в кафе за одной чашечкой кофе и обсуждать с приятелями новости политики и спорта. Сербки привыкли делать укладку в салонах за смешные деньги. А спортивные секции здесь в основном за символическую плату».

    Слова Оксаны подтверждает история еще одной нашей собеседницы.

    Алена, тренер высшей категории по фехтованию, сейчас открывает в Нови-Саде свой фехтовальный клуб. Однако сама она свою работу здесь считает скорее хобби. В том смысле, что на спорте в Воеводине сложно заработать.

    – К тому же, у меня не самый популярный в Сербии вид спорта, – смеется она. — Численность сербской Федерации фехтования всего около 400 человек. Но мы растем. Вот, только в одном Нови-Саде открывается уже четвертый фехтовальный клуб. Вообще, фехтование — это идеальный спорт для развития ребенка.

    Алена переехала в Сербию 14 лет назад вслед за мужем-сербом, с которым познакомилась в Москве. Ее семья живет в Нови-Саде, этот город им видится настолько комфортным для жизни, что другие варианты они даже не рассматривают. И это несмотря на то, что муж Алены работает в Белграде и практически каждый день ездит в столицу и обратно.

    — Мы жили в Белграде год. И могу сказать, что если у вас есть дети и вы имеете амбиции их всесторонне развивать, то лучшего варианта проживания, чем Нови-Сад, в Сербии не найти. Здесь все ближе и дешевле. И, что важно, в вечернее время в Нови-Саде намного спокойнее, чем в любом другом городе, — утверждает она.

    Читайте также:  Можно путешествовать без визы по разным странам

    Алена привыкла не только к Нови-Саду, но и к Сербии в целом, и о возвращении в Россию она пока не думает.

    — Первое время было очень сложно адаптироваться. Представьте, вы приехали из Москвы, где был полностью налажен быт, была работа, было понимание, как решать любую возникающую задачу. А здесь все с нуля. Особенно тяжело давался сербский язык. Когда начинала свою тренерскую практику здесь в 2011 году, я сербский язык вообще почти не знала. Как меня тогда понимали мои ученики – до сих пор загадка. Но мне повезло. Родители моих учеников поверили в меня, поддержали, многому научили, в том числе помогли понять менталитет сербских детей, — делится она.

    Сейчас Алена некоторые свои мысли пытается выражать сербскими словами и долго подбирает подходящий русский перевод. Но признается, что русский акцент, наша манера произносить буквы мягко, вероятно, останется с ней навсегда.

    Во время беседы Алене звонит муж. Она отвечает ему то по-русски, то по сербски.

    – Да, у нас мешанина: мы с мужем говорим обычно по-русски, сыну удобнее общаться по-сербски, а дочь использует оба. И сын, и дочь учатся на билингвальном отделении сербской гимназии.

    — Я осербилась, наверное, во всем, кроме работы, — признается Алена. – Есть один нюанс, с которым мне сложно смириться. Это сербская привычка многое откладывать на потом: сербское «полако». Хотя, возможно, это во мне говорит спортивный тренер, которому такой подход к жизни изначально чужд. И, да, здесь другое отношение к спорту. В России у меня тренировки могли пропустить только по 2 причинам – заболел или умер. А здесь более расслабленное отношение к спорту: могут не прийти, потому что у друга день рождения, например.

    Тем не менее более 90% учеников Алены имеют медали.

    — Только 5-10 % учеников, которых я тренировала и тренирую в Сербии, — без медалей, и то эти ученики изначально не относятся соревновательному типу вообще, они занимались фехтованием скорее любительски, — объясняет она.

    Кстати, дочь Алены, Соня, второй год подряд является чемпионкой Сербии по фехтованию.

    Дочь Алены Соня фехтует в Париже на международном Paris Marathon

    По личным наблюдениям Алены, в последнее время приток русскоязычных в Воеводину действительно увеличился – у нее трое новых учеников из России.

    Лина Перфильева

    Фото предоставлены автором и героинями

    Но денег здесь нет.

    Спасибо Вучичу за это: В отличие от России, Сербия сотворила экономическое чудо

    Составители рейтинга особенно отметили успехи Сербии в упрощении условий для строительного бизнеса 11 место в мире , который вносит важнейший вклад в ВВП страны в 2018 году этот сегмент экономики Сербии прибавил почти 11.

    Как я переехала в Сербию. Личный опыт

    «Куда ты собралась – там же война?», – увещевали меня знакомые и родственники, когда я решила приобрести недвижимость в Сербии. Потом они пугали меня сирийскими мигрантами и геями. Тем не менее, последние четыре года показали: выбор в пользу этой балканской страны сделан абсолютно правильно.

    В Москву не вернусь!

    «Файла эмиграции» у меня не было никогда. Приехав в столицу нашей родины 23 года назад, выстроив карьеру, купив квартиру, машину, дачу и вырастив сына, я даже в самом страшном сне не могла представить, что когда-нибудь соберусь проделать этот «финт ушами» еще раз – то есть, начать все с нуля.

    Тем не менее, это произошло. Причин было несколько, причем как личных, внутренних, так и внешних – экономических и политических. Накопилась усталость от жизни в мегаполисе, окончил институт сын, начался кризис среднего возраста, а из Москвы в разные страны стали уезжать близкие друзья. С этого, в общем-то, и началась моя Сербия.

    Приехав к подруге, купившей дом на западной окраине этой державы, я поняла: хочу более спокойной и размеренной жизни. Но инициатива все же принадлежала 23-летнему сыну, который через три дня пребывания в гостях сказал: «Я хочу жить здесь, в Москву не вернусь».

    Окончательное решение о приобретении домика в Сербии мы приняли в декабре 2014 года. События на Украине, резкое удешевление рубля, промышленные выбросы на юго-западе столицы, после которых у всей семьи случились обострения аллергии, проблемы в проекте, в который я тогда работала… И вот уже мы отсматриваем объекты в сербских горах, ибо недвижимость в городе нам не по карману, да и желания снова оказаться в мегаполисе тоже не было.

    Плюсы: климат, атмосфера, цены

    Что мы получили в итоге? Дом, на приведение которого в состояние «городское жилье» потребовалось еще 15 тыс. евро, расположенный в небольшом селе (до ближайшего соседа – 500 м, до трассы – 1 км). Кстати, это, с точки зрения сербов, крайне неудачная локация, в цене тут дома, расположенные прямо на обочине крупных транспортных магистралей, чтобы можно было на первом этаже организовать бизнес, а на втором – жить.

    Местрорасположение – западная Сербия, до ближайших крупных городов Лозницы, Шабаца и Валево – 30-50 км, до Белграда и Нови Сада – около 120 км, или два-три часа на автомобиле.

    В качестве бонуса нам досталась прекрасная экология (меньше чем через год жизни на новом месте мы практически забыли об аллергии и приступах астмы), свежайшие продукты, которые берем в местных магазинчиках и у соседей-фермеров по цене на 30-50% ниже, чем в московских супермаркетах, а также формат жизни в стиле «дискавери». Горный воздух, красивейшие закаты, а под окнами гуляют косули и фазаны.

    Неоспоримым преимуществом для нас стал и сербский климат – долгое теплое лето и мягкая зима. Снег выпадает несколько раз за сезон и обычно сходит за три-пять дней, в январе тут может быть и +18-22 градуса, а розы заканчивают цвести перед Новым годом.

    Ну, и, конечно, удачное месторасположение. До Москвы – 2,5 часа на самолете, до моря – 400 км (безвизовая для россиян Черногория или входящая в Шенген Хорватия), до ближайших европейских столиц можно доехать на автомобиле или поезде за полдня, до Венеции – 800 км (35 евро на автобусе). Из Будапешта (5 ч на автомобиле) можно улететь за 1-3 тыс. рублей в любой уголок мира на рейсах-дискаунтерах.

    Отдельно стоит упомянуть крайне спокойную и европейскую атмосферу этой прекрасной страны. Война давно закончилась, мигрантов я видела лишь у ж/д вокзала в Белграде, а уровень преступности крайне низкий. В провинции, например, спокойно можно оставить сумку на крючке около входа в магазин, ее никто не возьмет. Банковскую карту, выроненную сыном в соседнем городе, привезли прямо домой, а подруге дважды возвращали телефон, забытый в белградском кафе в туристической зоне. Кстати, как продукты, так и услуги тут дешевы, на питание уходит в два раза меньше денег, чем в России.

    Расходы на жизнь семьи из трех взрослых человек (оплата коммунальных услуг, еда, в том числе и в ресторанах, бензин и развлечения) в Сербии составляют 400-500 евро в месяц.

    Из серьезных плюсов – качественная и недорогая (по сравнению с другими западноевропейскими державами) частная медицина и хорошее образование для детей при совершенно другом, крайне уважительном, отношении к ним. При этом сербский язык действительно очень похож на наш, при желании им можно овладеть за пару лет. Также важно отметить совершенно удивительное отношение сербов к русским, большей любовью, чем в Сербии, наши соотечественники не пользуются, пожалуй, ни в одной стране мира.

    Минусы: дорогой бензин и безработица

    Минусы в Сербии, безусловно, тоже имеются. Во-первых, хоть война и давно закончилась, но она была, и это до сих пор сказывается как на облике сербских городов, которые, к сожалению, требуют инвестиций, так и на среднем уровне жизни самих сербов, чьи зарплаты далеки от западноевропейских.

    Найти здесь работу по найму русскому эмигранту сложно, впрочем, как и любому сербу. В почете те, кто открывают в Сербии свой бизнес, однако успешных кейсов немного, так как местные не только очень экономны, но и консервативны. Прогорают и русские магазины, и кафе с непривычной пищей, салоны красоты и пр. Так что большинство наших соотечественников живут или на ренту от недвижимости, оставшейся из России, или работают удаленно на российские или зарубежные компании.

    Из бытовых неудобств можно отметить высокие расходы на отопление. Электричество в Сербии стоит дорого, газ тоже, да и возможность подключиться «к трубе» имеется далеко не в каждом населенном пункте, поэтому частные дома по старинке топят в основном дровами или углем. Даже в городах центральное отопление есть не во всех домах, так что не редкость, когда в квартире в городской многоэтажке устанавливают дровяную печь, а дрова хранят в коридоре. В холодное время года это сказывается на общем облике сербских городов – вечером над ними опускается дымовая завеса… Кстати, многие россияне, арендовав за 100-200 евро жилье в сербских городах, и не оговорив заранее, входит ли в эту сумму отопление, бывают удивлены выставленным счетом. Крайне расходная часть и автомобильное топливо, цены на него – почти самые высокие в Европе, в среднем около 1,5 евро за литр.

    Перспективы для эмигрантов

    Тому, кто не испугался вышеизложенного и продолжает рассматривать Сербию как страну для эмиграции или приобретения «второго» дома, будет интересна информация о ситуации на рынке недвижимости. Стоит отметить, что за последние четыре года русская община этой страны существенно увеличилась, более того, в три-чеыре раза вырос средний бюджет покупки. То есть, на Балканы поехали те, кто может себе позволить обосноваться в Испании, Греции или на Кипре.

    По словам Елены Богородицкой, владеющей в Сербии агентством недвижимости DRINA, с 2014 года возросло не только количество покупателей из числа наших соотечественников, но и их расходы на приобретение жилья. «Средний чек» вырос с 30-50 до 50-90 тыс. евро, а верхний предел запросов уже – 100-150 тыс. евро. Элитная недвижимость стоимостью от полумиллиона евро и выше до последнего времени россиян не интересовала, сейчас в такие объекты вкладывают средства граждане из Австрии, Германии, Франции и Швейцарии, а также инвестфонды из стран ЕС. Тем не менее, эксперт прогнозирует, что уже в ближайшее время среди них появятся и русские инвесторы.

    Цены на жилье также подросли, в среднем – на 10-15%. Ценник поднимается даже на те дома и квартиры, которые последние пару лет « висели » в базах риэлторских агентств, но не нашли покупателей.

    Сейчас, по данным портала cityexpert.rs, цены на квартиры в Белграде стартуют от 21 тыс. евро. За эти деньги можно приобрести студию площадью 23 кв.м на городской окраине, цена «квадрата» составит 1,2-1,6 тыс. евро. В среднем поясе столицы купить двухкомнатную квартиру можно за 37-45 тыс. евро, но в центре найти даже небольшую студию дешевле 60 тыс. евро не получится.

    Покупка дома в городской черте Белграда и Нови Сада обойдется в сумму от 100 тыс. евро, а вот в провинции дома значительно дешевле – качественный объект в пригороде Лозницы можно найти за 30-60 тыс. евро.

    Цены на дома в сельской местности начинаются от 10 тыс. евро. Главное при покупке таких объектов внимательно отнестись к проверке документов, так как существует ряд юридических моментов, которые следует учесть иностранцам. В частности, дом должен быть официально «укнижен» – то есть, поставлен на учет в местном кадастре (многие сербы не озадачивались этими вопросами, искренне считая эти действия лишними).

    До Москвы 2,5 часа на самолете, до моря 400 км безвизовая для россиян Черногория или входящая в Шенген Хорватия , до ближайших европейских столиц можно доехать на автомобиле или поезде за полдня, до Венеции 800 км 35 евро на автобусе.

    Как относятся сербы к русским

    Главное преимущество для русских иммигрантов в Сербии — это отсутствие ощущения жизни на чужбине. Подавляющая часть людей, приехавших из России, уверенно заявляют о настоящих дружеских братских чувствах к ним со стороны сербов. Правда, встречаются и не очень лестные отзывы, что естественно на фоне разнообразия людских характеров. Вот одно из замечаний, вычитанное на тематическом ресурсе:

    …Хочу сказать — когда мы отправлялись в Сербию, думали все легко. Только мы ошиблись. Много людей нечистых на руку. Русские там наживаются на русских. Сами сербы не хотят работать, но хотят получать халявные деньги. Мы с мужем имеем скромный бизнес и надеемся лишь на себя. Нам очень тяжело, но мы не желаем возвращаться. В Москве, все после 40 перспективы не видят. А в Сербии хоть дешёво жить. Приезжайте. Посмотрите, как живёт Сербия…

    Лика

    Читайте также:  Visametric (Визаметрик): виза в Германию — визовый центр, официальный сайт, алгоритм оформления визы, необходимые документы

    http://nesiditsa.ru/emigration

    Действительно, посмотрите, как относится местное население к приезжим. Отправляйтесь в отпуск на Балканы, чтобы собственными глазами увидеть реалии местной жизни. Это будет лучший анализ атмосферы, где придётся жить не менее трёх лет до момента получения гражданства.

    Они пытаются обосноваться, натурализоваться.

    Рынок труда

    Из-за проблем с экономикой рабочих мест в стране мало. Безработица достигает 25%. Высокий внешний долг государства не позволяет правительству проводить реформы, иностранные инвесторы не спешат вкладывать деньги в Сербию.

    Статистика средней зарплаты в Сербии по месяцам в сербских динарах

    У многих промышленных предприятий большие задолженности, заводы и фабрики требуют вложений для модернизации. Страна не привлекательна для туристов, так как находится в глубине материка, в отличие от прибрежной Черногории. Развито только сельское хозяйство и сфера услуг.

    Для русских, которые хотят переехать в Сербию, это открывает дополнительные возможности. Имея стартовый капитал, можно открыть здесь собственный бизнес и не бояться конкуренции. Другой вариант – жить на ежемесячные проценты с капитала. А вот достойную работу в Сербии найти вряд ли получится.

    Глазами русских ситуация выглядит альтернативой нищей старости на родине.

    Путеводитель переселенца в Сербию

    “Совершенно бесполезно подсчитывать голоса, чтобы следовать тому мнению, которого придерживается большинство, так как, если дело касается трудного вопроса, более вероятно, что истина в нем могла быть обнаружена скорее немногими, чем многими”, – Рене Декарт

    Это не очередная восторженная ода о красивой-замечательной Сербии, душевных людях и прочих реальных и вымышленных плюсах Сербии. Здесь попробуем дать возможность потенциальному переселенцу самому проанализировать важные вопросы. Поэтому сразу оговоримся, дабы читатель не тратил время зря. Если вы склонны судить о предмете на основании красивых фотографий, мнения большинства или “так сказала та милая женщина”, а также прочих косвенных предположениях, не относящихся напрямую к сути вопроса, то вам, очевидно, стоит пройти мимо данной статьи и продолжать читать отзывы на форумах и слушать СМИ.

    В свое время, при переезде в Сербию, очень недоставало подобных статей, в которых бы без лишней шелухи говорилось о местных реалиях и особенностях жизни, давался некий анализ основанный на фактах, а не мифах, чтобы можно было с высокой долей вероятности просчитать свой переезд в новую, неизведанную страну. Тогда пришлось полагаться лишь на свой опыт и логику, которые помогли избежать некоторых ошибок, распространенных среди переселенцев, которые привыкли следовать за большинством и верили росказням посредников. К сожалению, подобных полезных статей так и не появилось и мы продолжаем это исправлять.

    Приняв решение о иммиграции, очень важно уяснить, у вас нет друзей в новой стране, тем более в “братской” Сербии.

    Местное население видит в русскоговорящих только тугие кошельки, а дельцы ловко используют “братские оношения” для ослабления бдительности. Живущие же здесь мигранты зачастую только сбивают с толку потенциального переселенца, создавая мифы о Сербии и месте в котором теперь живут, своеобразную параллельную реальность, в которую принимают новых участников, которую ширят и укрепляют. Откуда же появляется этот параллельный мигрантский мир? Всему есть объяснение.

    Интерес к Сербии начался в 2011-2012 годах, когда начинали работу первые “открывашки” и посреднические фирмы, основанные первыми переселенцами, вроде inserbia.ru, владельцы которой перенесли свои “традиционные” методы работы из России. Подобные посредники-земляки и создавали первоначальные представления о Сербии, продавая мечты переселенцам, которые, в свою очередь, не хотели слышать и видеть некрасивой правды и негатива, от которых устали у себя на родине, и с легкостью обманывались. Отсюда мифы о неком “особом отношении” к русским, которое не идет дальше слов “мы любим путина”, или мифы о безопасности, что “можно ночью отпустить ребенка на улицу”, хотя мигрантов с детьми единицы и вряд ли кто-то из них рискнул бы. Вполне вероятно, что мифы порой создавались и неосознанно, под действием первичных впечатлений, – что может знать о новой стране вчерашний житель России или Украины?

    Сегодняшние русские агентства-посредники-риэлторы безусловно гораздо лучше осведомлены об особенностях Сербии и района своей работы, однако это не изменило ситуации. Достаточно просто открыть один из их сайтов-зазывалок и убедиться. Созданная ими мигрантская Библия только укрепляется и пополняется новыми мифами. Было бы странно увидеть, вместо радужных статей о самом лучшем месте на свете, некрасивые факты и цифры статистики, не правда ли? Много бы людей купили у них дома и квартиры?

    Таким образом, у сегодняшней публики, декларирующей свое всезнание в вопросах жизни в Сербии, в среднем несколько лет стажа жизни в новом месте. Можно подумать, это уже срок, но часто это не имеет значения, ведь в большинтве своем это люди, которые долго или навсегда остаются за рамками реальной жизни, живущие в своем тесном мигрантском мирке, имеющим очень мало точек соприкосновения с реальным, с очень малой степенью интеграции в общество. Не последнее значение имеет языковой барьер, ведь миф о похожести языков – только миф.

    Здесь следует рассмотреть, а кто, собственно, сами переселенцы, каковы их занятия и цели. Опыт работы с мигрантами с 2013 года позволяет это проанализировать. Для этого возьмем два основных города – Белград и Нови-Сад. Последний можно смело назвать россиянским анклавом, где уже есть салоны, кафе, студии для “своих”. В город с населением в около 350.000 человек не едут заниматься бизнесом, большинство фирм регистрируется только для получения и продления визы. Подавляющее количество мигрантов проводят время и наслаждаются преимуществами сербской жизни на деньги с пенсии, сдачи недвижимости и прочих источников дохода на родине, успешно маскируя свою непатриотическую тягу к “чуждым ценностям” любовью к братской Сербии. Тут же и всякого рода удаленный бизнес, не требующий никаких контактов с внешним миром. Нетрудно понять, что знакомство с реальным миром для многих начинается и заканчивается где-то в супермаркете, при покупке натуральных продуктов, и прочих местах удовлетворения физиологических и прочих потребностей. Причины выбора именно Нови-Сада всегда одинаковы: многочисленная российская диаспора, маленький, симпатичный, провинциальный городок с готическим собором Девы Марии на ухоженной центральной площади, что добавляет городу европейского шарма. Казалось бы, мечта многих. Но одно дело туризм, другое – постоянное проживание. Никто не задавался вопросом о репутации и популярности этого города среди коренного населения. Никто не знал и не хотел знать, что переезжает в криминальную столицу Сербии, в город мигрантского и криминального трафика (Африка-Черногория-Нови-Сад-ЕС), в город торговцев людьми, оружием, наркотиками. Количество преступлений в котором на душу населения почти в 2 раза выше, чем в столице. Посмотрим последнюю статистику по правонарушениям за 2015 год:

    Нови-Сад получил титул самого небезопасного города Сербии в 2013 году. Единственный город в Сербии, где стали вводить пропуска (ID карты) для школьников, чтоб ограничить проникновение наркотиков в школы. Кто бы поехал в такое место зная подробности, где на улицах патрули, проверки документов у прохожих, гаишники на каждом углу и можно увидеть воочию голливудские сцены захвата бандитов, или поучаствовать? Кто хотел бы детям новой жизни в городе и регионе с самой высокой подростковой преступностью? Кто-то из приезжих ещё не коснулся обратной стороны мифа о Нови-Саде, а другие, за редким исключением, никогда не признают ошибочность своего выбора, или же полагают, что это норма для всей Сербии, поскольку сравнивать им не с чем. Отсюда все эти рассказы о Нови-Саде и Воеводине, как о неком оптимальном и умном выборе при переезде в Сербию. Впрочем, определенным россиянам такая среда может казаться очень привычной и родной, и, вероятно, там им и место, а мы с вами, в свою очередь, не будем распространяться и кого-то переубеждать, ведь вряд ли кто-то из них прочитал больше первого абзаца данной статьи.

    С Белградом ситуация несколько иная. Столица – цель крупного и среднего бизнеса. Банки, клиники, кафе-рестораны, импорт-экспорт продукции, всякого рода окологосударственные организации. Дом для многих “уделёнщиков” и фрилансеров. За последние пару лет Белград стал прибежищем представителей сотен российских и российско-сербских организаций, сообществ, СМИ и даже партий, которые ознаменовали приход “русского мира” и русской пропаганды в Сербию. Белград выбирают и по чисто прагматическим причинам, справедливо полагая, что столица предлагает больше различных благ, а близость к месту проживания руководства и элит страны обеспечивает больший порядок и большую безопасность, что хорошо иллюстрирует приведенная таблица и подтверждают сами сербы. Шаг за Белград – и начинается другая страна, говорят они. Ровно то же можно сказать о России и многих других странах подобного уровня. Сербия не Германия или Швеция, где удаленность от центра не сильно сказывается на качестве жизни. Больных в белградские больницы везут со всех уголков страны. Сюда же едут учиться студенты. По количеству красот и интересных мест Белград безусловный лидер. Чего стоит только Храм Святого Савы – второй по величине православный храм в мире, старейшие соборы, крепости, музеи и т.д.. Рассказы о некой шумности и суете – стереотипное мышление жителей российских городов, ведь не обязательно селиться в строгом центре. Белград – это множество непохожих друг на друга районов на любой вкус, от современных многоэтажек с широкими шумными улицами на равнинах Нового Белграда, до зеленых, спокойных улочек холмистого югозапада.

    При всем этом и в Белграде пристутствует и ощущается преступность, если говорить о личном опыте, дабы дать читателю некое понятие вопроса. Многое зависит от района и даже места проживания. Жизнь в удаленных спальных районах зачастую спокойнее, чем на проходных улицах, возле учебных заведений или мест массового скопления народа, вроде стадионов или парков. Минувший 2016 год, даже в нашем, тихом, спальном районе был отмечен множеством квартирных краж, даже в соседних домах. Традиционные в Сербии полуподвальные этажи с ограниченным обзором – главные цели домушников.

    Вскрываются авто, у соседей скрутили агрегат с припаркованного у дома авто. Теперь у нас система видеонаблюдения вокруг дома и при входе. Не случайно при продаже недвижимости в Сербии отмечается наличие “видеонадзора”, как большого плюса. Семья нашей учительницы из школы, к примеру, не рискнула в минувшем году выехать в отпуск, несколько соседних квартир было обворовано. За последние годы три раза вскрывали её авто. И это уже совсем другой район. Нельзя не упомянуть и карманников в транспорте. Подростковые банды и хулиганы как в Нови-Саде, пристутствуют и в Белграде, были лично свидетелями порчи частного имущества группой подростков, ещё так нагло улыбались, когда им делали замечание, но потом ушли. Такие есть в густонаселенных районах. Для получения представления о криминальной обстановке в Нови-Саде можно помножить всё сказанное на два.

    В Белграде проживает немалое количество русскоговорящих. Почему же интеренет переполнен “отзывами” и разговорами об одном Нови-Саде? Характеристика потоков переселенцев ясно дает ответ. В основном туда едут “поближе к своим”. Странно было бы ожидать другого от россиян на отдыхе. Стоит только заглянуть в соцсети с их многочисленными сообществами, в которых любой здравомыслящий человек сразу подвергается групповым нападкам россиянской “ваты”, проживающей в Сербии, блокируется и “выдавливается”.

    В Белграде проживает немалое количество русскоговорящих.

    Добавить комментарий